Press "Enter" to skip to content

История Великой Хартии

Великая Хартия Вольностей составила результат борьбы феодалов-землевладельцев с королевской властью. В других западных государствах эта борьба, как известно, окончилась полной победой королевской власти и торжеством абсолютизма. В Англии она разрешилась известным соглашением между королем и феодалами: Великая Хартия явилась уступкой королевской власти в пользу феодалов.

Эта уступка относится к царствованию короля Иоанна Безземельного. Своими злоупотреблениями и произволом и своей неудачной войной с Францией, в которой Англия лишилась всех своих французских владений, Иоанн возбудил против себя всеобщее недовольство.

Это последнее еще более усилилось, когда, вследствие столкновения с папой, отлучившим его от церкви, он предписывает конфисковать все церковные владения в королевстве и фактически ставит английскую церковь в безвыходное положение.

Advertisement

Во всей стране прекращается богослужение, а служители церкви подвергаются насилию и оскорблениям со стороны королевских людей… Когда, при угрожающем настроении против короля внутри Англии, папа объявил в 1213 г. крестовый поход против него, с его противником французским королем во главе, Иоанн поспешил подчиниться папе: папа – это был Иннокентий III – снял с английского короля отлучение после того, как последний согласился признать вассальную зависимость от папского престола – обязанность платить папе ежегодную подать.

Покорность короля папскому престолу не примирила, однако, с ним влиятельных слоев английского общества. Руководителями движения против Иоанна были феодалы – бароны духовные и светские.

Когда в январе 1215 г. они явились к королю и потребовали от него, чтобы он подтвердил старинные вольности английского народа, Иоанн потребовал времени на размышление, “дабы он мог поступить сообразно достоинству своему и своей короны”. Лишь только окончился срок заключенного с королем перемирия, феодалы открыто двинули против него вооруженные силы.

Тогда король отправляет к баронам посольство с предложением выяснить, “каких это законов и вольностей они требуют”. Бароны вручили посланным “цидулу некую, которая заключала в большей своей части древние законы и обычаи королевства”, с требованием, чтобы король немедленно подтвердил им эти законы, грозя в противном случае заставить его сделать это захватом его крепостей и владений. Назвав требования баронов “пустыми и бессмысленными”, Иоанн поклялся, что никогда не даст им таких вольностей, которые его самого делают рабом.

Advertisement

24 мая на рассвете войска баронов вступили в Лондон; народ оказался на стороне восставших. Верных королю осталось немного. При таких условиях Иоанн Безземельный соглашается вступить в переговоры с восставшими.

15 июня бароны сошлись с королем в условленном месте на берегу Темзы, и здесь Иоанн, “видя, что его силы не равны силам баронов”,- мы приводим слова летописца,- подписал Великую Хартию Вольностей.

Великая Хартия легла в основу гарантий личной неприкосновенности. Дальнейшие требования имели своей целью укрепление, упрочение этой основы.

“Ограничения свободы допустимы лишь на основании закона и по приговору суда”. Оказывается, однако, что та же самая королевская власть, которая уступила Великую Хартию, скоро нашла возможность проявлять самый глубокий произвол в отношении личной свободы граждан. Формально начало Великой Хартии в той или другой мере соблюдалось.

Advertisement

Ограничения свободы допускались по приговору суда, но таким образом, что все дела, которые в обыкновенных случаях и при производстве в обыкновенном порядке не могли привести к приговору, желательному для предержащей власти, исключались из ведомства этих обыкновенных судов и передавались для рассмотрения упрощенным порядком особым исключительным судилищам.

В Англии для этой цели служили Звездная Палата – тайный совет при короле – суд Верховной Комиссии, призванной преследовать “все еретические, ошибочные и опасные учения”, “возмутительные книги и пасквили против короля и его чиновников”, участие в тайных сборищах и пр.,- и военные суды, которым, по словам историка Лингарда, предавалось для суждения по военным законам “все, что, по мнению правительства, носило в себе тенденцию к возмущению”.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.