Press "Enter" to skip to content

Отношение правительства к ручному труду

Отомстить за поруганные права изобретателей призвана была центральная власть в лице королей. Еще в XIII веке они предоставляли цехам полную автономию и не вмешивались в их внутренние дела[1]. Но чем дальше шло усиление королевской власти и чем меньше короли нуждались в буржуазии для борьбы с обезличенным уже дворянством, – тем все тяжелее и тяжелее начинала давить на корпорации властная рука центрального правительства.

И позиция, занятая королями в этой борьбе с цеховой буржуазией, была выбрана ими с большой политической тонкостью: дабы привлечь на свою сторону симпатии публики, короли провозглашают себя – в промышленности – защитниками прогрессивных идей.

Уже ордонанс 1581 г. ясно становится на эту точку зрения и подчиняет цехи королевской регламентации потому, что полная их автономия “привела к укоренению вредных обычаев: бедные промышленники иногда годами работают над бесполезными chef-d’oeuvre’aми, необходимыми для получения звания мастера”[2].

Ордонанс 1597 г. снова ссылается на желание королей “помочь своему народу и избавить его от устарелых цеховых монополий, влекущих за собой ненужные расходы”[3]. В 1601 г. Генрих IV учреждает особый комитет для изучения причин отсталости французской промышленности[4]; этот комитет начинает свою деятельность с того, что указывает на необходимость бороться против устарелых корпорационных регламентов.

Эдикт 1776 г. прямо намекает на изобретателей: “Всем нашим подданным мы гарантируем широкое пользование их правами; в особенности же заботимся мы о тех людях, у которых единственное достояние – их труд и искусство и которым необходимо дать полную свободу проявлять и то, и другое”[5].

Та же мысль намечена и в политическом завещании Кольбера[6]: “… зачем запрещают людям, изучившим какое-нибудь новое ремесло за границей, применять на практике свои знания?”

Самым радикальным средством для облегчения положения всяких новаторов было бы, конечно, полное уничтожение всех цехов вообще. Но мастера платили при своем назначении порядочное количество пошлин в пользу казны, и короли не решились отказаться от этого источника доходов. Поэтому борьба со злом ведется целым рядом паллиативов, распадающихся на две главные категории: одну – положительную и другую – отрицательную.

К положительным мерам относятся главным образом пересмотр устарелых фабрикационных цеховых регламентов и замена их регламентами королевскими, обновленными[7]. Мера эта, конечно, плохо достигала своей цели, так как всякий регламент должен “закреплять вчерашнее в ущерб завтрашнему”. Королевские регламенты, сочиненные вне указаний опыта, старели еще скорее, чем регламенты цеховые.

К числу же мер отрицательных относятся все те распоряжения короля, коими определенное производство просто освобождалось от контроля цеха. Эти меры были более целесообразными, так как они оставляли промышленникам полную свободу действия; они, естественно, оказались и более живучими.

Отрицательные меры распадаются на две подгруппы: освобождалось от контроля цеха или определенное место, или определенное лицо. В первом случае мы имеем так называемые реальные привилегии: созданные сначала только для лиц, работавших при дворе и для надобностей двора, они были впоследствии распространены и на более широкие пределы; так, в 1602 г. освобождены от контроля цехов все промышленники, ютившиеся в Луврской галерее; та же привилегия распространена и на предместье Св. Антуана, и на квартал Гобеленов[8].

К разбираемой категории нужно отнести и излюбленный прием созидания так называемых королевских мануфактур. Титул manufacture royale, говорит Levasseur[9], был своего рода палладиумом от придирок цехов.

Но наибольший интерес для моей темы имеет все-таки вторая подгруппа: привилегии личные.


[1] Martin-Saint-Leon, Op. cit., стр. 93 и сл.

[2] Martin-Saint-Leon, Op. cit., стр. 249 и сл.

[3] Ibidem, стр. 251.

[4] Ibidem, стр. 255 и сл.

[5] Ср. у A. Renouard, Traite des brevets d’invention, Paris, 1844, стр. 64. Тот же эдикт: “Les reglements retardent… le progres, des arts par les difficulties multiplies que recontrent les inventeurs, auxquels les differentes communaute’s disputent le droit d’exicuter des decouvertes qu’elles n’ont point faites”. Ibidem, стр. 69.

[6] Ibidem, стр. 59.

[7] В 1671 г. Кольбер издал инструкцию в 317 статей, о составлении красок. В 1717г. приказано было каждую пару чулок сделать в 4 унции, не больше и не меньше. – Ср. Yves Guyot, L’Inventeur, 1867, стр. 11-13.

[8] Yves Guyot, L’Inventeur, 1867, стр. 11-13, стр. 79. – Martin-Saint-Uon, стр. 321.

[9] Loc. cit., стр. 217.

Comments are closed.

error: Content is protected !!