Press "Enter" to skip to content

О детях от браков недействительных

1311. (Прод. 1906 г.) Дети от брака, признанного недействительным, сохраняют права детей законных. 1902 июня 3 (21566) I, ст. 1311.

О детях от браков недействительных

1. Действия правила, изложенного в 1311 ст. 1 ч. Х т. Св. Зак. по редакции закона 3 июня 1902 г., распространяются и на детей, родившихся от брака, признанного недействительным до издания упомянутого закона и просьбы таких детей о восстановлении их в правах, коих они лишились в силу 132 ст. 1 ч. Х т. изд. 1900 г., подлежат на общем основании рассмотрению окружного суда (9, 1346-1356, 14601-146012 Уст. Гр. Суд.) (1905/59).

2. Если ранее издания закона 3 июня 1902 г. последовал Высочайший указ, предоставивший в виде особой Монаршей милости детям, рожденным в браке, признанном затем недействительным, право принять фамилию отца и пользоваться правами его состояния, но без права наследования в его родовом имении, то надлежит признать, что такое ограничение установлено было ввиду действовавшего ранее и отмененного в 1902 г. закона (137 ст. т. Х ч. 1 Зак. Гр.); следовательно, такой указ не может быть изъяснен в смысле дальнейшего ограничения вышеуказанных детей в правах, которые они приобрели в 1902 г. одновременно со всеми русскими подданными, ибо при ином толковании этого указа самая цель его, т.е. облегчение участи означенных лиц в путях Монаршего милосердия, оставалась бы не только не достигнутой, но и самый указ обратился бы не на пользу, а во вред им.

Advertisement

Поэтому если наследство открылось после издания закона 3 июня 1902 г., то представляется справедливым и согласным с 65 ст. т. I ч. I основных госуд. зак. признать, что наследственные права вышеуказанных детей должны определяться именно этим законом, предоставляющим детям от брака, признанного недействительным, все права законных детей, а следовательно, и права наследования в родовом имуществе (1906/64).


3. Под словами “брак, признанный недействительным”, ст. 1311 разумеет брак, совершенный с соблюдением всех формальных условий, но в силу особого постановления духовного суда (т. XVI ч. 2, Зак. Судопр. Гражд., ст. 440 п. 2, 442, 453, 455-457 и прим. к ст. 457) признанный недействительным ввиду наличности одного из обстоятельств, перечисленных в ст. 37.

Статья эта исходит, таким образом, из того положения, что без бракосочетания в установленном порядке нет вообще брака и что поэтому к детям, происшедшим от союза, который в таком точном смысле не составляет брака, не применимо ни одно из постановлений, заключающихся в соответственных статьях настоящих правил (проект Редакц. Ком., стр. 110 и 111).

В.А. Верещагин. – “Закон 3 июня 1902 года”, изд. 1907 г., стр. 17-18.

Advertisement

4. Основная мысль правил об улучшении положения незаконнорожденных детей, как и всех, касающихся обсуждаемого вопроса законодательных мероприятий последнего времени, заключается в том, чтобы снять по возможности всякую ответственность за грехи родителей с ни в чем неповинных детей и предоставить им способы занять принадлежащее им по естественному порядку происхождения место в семье их родителей (“Журн. Соед. Деп. Гос. Сов.”, ст. 37-41).

В.А. Верещагин. – Там же, стр. 19.

5. Государственный Совет, входивший при обсуждении закона 3 июня 1902 г. в подробное рассмотрение юридического положения детей, рожденных от кровосмешения или прелюбодеяния, т.е. от такого брака, который был заключен в недозволенных степенях родства или при существовании на стороне одного из родителей другого брака, пришел к тому окончательному выводу, что существующее в сем отношении в законах гражданских (ст. 133 ч. 1 т. Х) ограничение не отвечает требованиям современной жизни, а потому и признал необходимым распространить ст. 1311 ч. 1 т. Х на всех вообще детей от недействительных браков, не исключая также детей, рожденных от прелюбодеяния или кровосмешения.

И хотя по отношению к этим последним (т.е. к детям, происшедшим от кровосмешения) в законе 3 июня 1902 г. не содержится каких-либо особых указаний, но из точного смысла ст. 132 в новой ее редакции нельзя не прийти к тому заключению, что закон этот не делает решительно никакого отступления для таковых детей, подобно тому как это было и до последнего времени в силу ст. 994 Улож. о Наказ., бесспорно к ним применявшейся.

Advertisement

Прив.-доц. И.Д. Мордухай-Болтовской. – “Внебрачные дети в губ. Царства Польского”, “Ж. М. Ю.”, 1907 г., кн. 1, стр. 163 и кн. 2, стр. 182.

6. По новому закону дети от брака, признанного недействительным, сохраняют права детей законных, причем от соглашения родителей зависит определить, у кого из них после признания брака недействительным должны оставаться несовершеннолетние дети и только в случае отсутствия соглашения родителей, равно как необходимости отступления от этого правила для блага детей, вопрос разрешается подлежащим опекунским установлением.

Благодетельное значение нового закона здесь проявляется еще в том отношении, что закон, руководствуясь не только интересами добросовестности супругов, но и благом ни в чем неповинных детей от недействительных браков, признает детей законными, совершенно независимо от добросовестности одного из обоих родителей при вступлении их в брак.

Этим закон 3 июня очень выгодно отличается от многих западноевропейских и наших местных гражданских законов, действующих в губерниях Привислинских и Прибалтийских.

Advertisement

В этих губерниях признание детей от недействительных браков законными поставлено в зависимость от добросовестности (т.е., незнания о существовании законных препятствий к браку) обоих или по крайней мере одного из супругов при вступлении в брак, признанный впоследствии недействительным.

По закону 3 июня недобросовестность одного из супругов при вступлении в брак влечет за собой лишь предоставление другому родителю права требовать оставления у него всех детей, причем в таком случае этому родителю принадлежит и родительская власть над детьми, второй же родитель сохраняет лишь право свидания с детьми, определяемое при разногласии родителей при участии местного мирового или городского судьи, или же земского начальника.

В случае же смерти родителя, у которого были оставлены дети, а также лишения его родительской власти или возможности осуществления им таковой, находившиеся при нем дети поступают под родительскую власть другого родителя, если только опекунское установление ради блага детей не сочтет необходимым назначить особого над ними опекуна.

Прив.-доц. И.М. Тютрюмов. – “Полож. детей от недейств. браков”, “Юрист”, 1902 г. N 1.

Advertisement

7. Из категорического предписания ст. 1311 надо заключить, что за детьми сохраняются все права законных детей. Поэтому дети приобретают право на фамильное имя родителей (отца), права состояния, следуют месту жительства родителей, их религии.

Проф. А.И. Загоровский. – “Курс семейного права”, 1909 г., стр. 344.

8. Каковы наследственные права детей от недействительных браков? После родителей такие дети наследуют несомненно, как законные дети и наряду с ними. Но едва ли им предоставляется право законного наследования и после родственников, так как к роду причисляются те только члены его, которые рождены в законном браке (ст. 1113).

Проф. А.И. Загоровский. – “О внебрачн. детях по нов. зак.”, стр. 16 и “Курс семейного права”, 1909 г., стр. 345 и 346.

Advertisement

9. Очевидно, что: во-1-х, правило ст. 1311 распространяется не только на рожденных, но и на детей, зачатых ранее состоявшегося решения о признании брака недействительным, и во-2-х, и в отношении детей от недействительного брака можно предъявить спор о незаконности рождения на общем основании по правилам Уст. Гр. Суд.

И.В. Гессен. – “Закон о внебрачн. детях”, “Право”, 1902 г., N 28, стр. 1318.

10. Судьба детей, рожденных от брака недействительного, определяется по личным статутам, которым подчинялись его родители во время рождения ребенка в зависимости от того, считались ли они водворенными в Царстве или в Империи.

То же самое начало (по аналогии ст. 119 т. Х ч. I и 272 Гражд. Улож.) должно иметь применение при суждении о правах состояния ребенка, зачатого до признания недействительности брака его родителей, но рожденного после прекращения брака на этом основании.

Advertisement

Н.М. Рейнке. – “Очерк русско-польского междуобластного частного права”, 1909 г., стр. 84.

11. Хотя по законам как Империи, так и Царства Польского (ч. 1 т. Х ст. 1311-1316 по Прод. 1906 г. и ст. 260 и 261 Гражд. Улож.) последующее признание недействительности брака не влияет на гражданское состояние рожденных от сего брака детей, которые сохраняют права детей законных, но разница между обоими законодательствами состоит в том, что по имперскому это положение имеет значение безусловное, вне зависимости от добросовестности родителей, вступивших в брак; между тем по законам Царства сохранение за детьми, рожденными от брака недействительного, прав детей законных обусловлено добросовестностью по крайней мере одного из его родителей при вступлении в брак; в отсутствии такой добросовестности дитя признается внебрачным.

Н.М. Рейнке. – Там же, стр. 84.


См. ст. 37, 1312-1316.

Advertisement

1312. (Прод. 1906 г.) От соглашения родителей зависит определить, у кого из них после признания брака недействительным должны оставаться несовершеннолетние дети.

Если со стороны одного из родителей вступление в брак было недобросовестно, то другой родитель имеет право требовать оставления у него всех детей.

В случае отсутствия соглашения родителей, равно как необходимости отступления от упомянутых правил для блага детей, подлежащее опекунское установление определяет, у кого из родителей должны оставаться несовершеннолетние дети. Там же, ст. 1312.

Advertisement

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.