Press "Enter" to skip to content

Виды права собственности

1. Право собственности представляет собою самое полное и обширное господство над вещью; оно заключает в себе возможность всяческого воздействия на вещь, поскольку законом не установлено специальных ограничений.

Другие вещные права (сервитуты, залог), по содержанию своему, являются отрезками от права собственности: оно относится к ним, как целое к частям. Поэтому право собственности едино и не допускает дробления: если бы разделить правомочия, совмещенные в собственности, на несколько групп, то получилось бы не несколько прав собственности, а несколько частичных вещных прав.

Невозможность деления права собственности на виды общепризнана в современной литературе.

Advertisement

2. В классическом римском праве, благодаря существованию нескольких правопорядков (jus civile, jus gentium, jus honorarium), было и несколько форм собственности (квиритская, бонитарная, провинциальная и др.)[1]. С объединением правопорядка они слились вместе и образовали одно единое право собственности, которое было санкционировано кодексами Юстиниана.

3. В средние века снова явилось несколько подразделений собственности.

Так, различалось право собственности: полное (dominium plenum, illimitatum), не ограниченное чужими вещными правами на вещь, и неполное (minus plenum, limitatum), ограниченное ими. На самом деле это были не два различных по существу права собственности, а одно и то же, но с различной квалификацией, имеющей временное значение.

Далее, право собственности делилось на высшее (dom. directum Ober-Eigenthum) и зависимое (dom. utile, Unter-Eigenthum). Под первым разумелось настоящее право собственности, а под вторым – обширные вещные права на чужое имущество, низводящие правомочия собственника до минимальных размеров, каковы наследственная аренда (эмфитевзис) и суперфиций.

Advertisement

Наконец, в средние века выработался термин «верховная собственность» (don. eminens) для обозначения права государства на имущество своих подданных. Но это не право собственности и вообще не гражданское право, а публичное.

4. Современные европейские законодательства отвергают все эти подразделения собственности и признают только одно право собственности, целое и единое.

Статья 226 саксонского уложения прямо постановляет: «права, содержащиеся в праве собственности, не могут быть разделены между несколькими собственниками таким образом, что одному принадлежит высшее право, а другому – зависимое. Посредством предоставления другому лицу отдельных прав, содержащихся в праве собственности, может быть установлено только право на чужую вещь».

Другие кодексы просто не упоминают ни о каких подразделениях собственности. Только старые кодексы (австрийский, § 357–359; прусский, I, VIII, § 16 ff.) удерживают термины «полная и неполная», «высшая и зависимая» собственность, но и по их постановлениям право собственности является в сущности единым[2].

Advertisement

5. Наш закон разделяет право собственности, с одной стороны, на полное и неполное, а с другой – на частное и государственное. Полным он считает, по примеру средневековых законодательств, право собственности, когда оно не ограничено правами других лиц, т.е. «когда в пределах, законом установленных, владение, пользование и распоряжение соединяются с укреплением имущества в одном лице или в одном сословии лиц, без всякого постороннего участия» (Х, 423), а неполным, «когда оно ограничивается в пользовании, владении или распоряжении другими, посторонними на то имущество правами», каковы: право участия, право угодий, законные запрещения и пр. (Х, 432).

Некоторые из наших цивилистов находят, что право участия общего и частного не делают собственность неполной, так как представляют собою только «пределы, установленные законом» (Х, 423) для собственности, а не какие-либо права посторонних лиц на имущество[3]. И действительно, из других статей видно, что последствия полного права собственности (Х, 424–430) распространяются и на те случаи, когда оно ограничено правами участия.

Как было уже замечено выше, полнота или неполнота права собственности представляют собой только временную, преходящую квалификацию его: право собственности каждого лица может быть в течение одного периода времени полным, в течение другого – неполным, затем опять полным и т.д.

Следовательно, право собственности всегда остается по существу одним и тем же высшим и обширнейшим господством над вещью; только степень этого господства более или менее изменяется в зависимости от прав посторонних лиц на имущество собственника.

Advertisement

Другое деление права собственности – на частное и государственное – основано не на характере самого права, а на свойстве его обладателей. По ст. 421, «от права частной собственности различается право собственности государственной, состоящее в верховном обладании государственными имуществами, в пользовании и распоряжении ими (Х, 421).

Слово «верховное обладание» на первый взгляд кажется соответствующим публично-правовому «dominium eminnes» средних веков; но этот вывод опровергается употребленными вслед за тем терминами «пользование и распоряжение» и в особенности примечанием к этой статье, по которому «порядок управления государственными имуществами и все права, с обладанием их соединенные, содержатся в сводах учреждений и уставов о казенном управлении». А в этих сводах определяется порядок управления имуществами государства в качестве казны, т.е. частного юридического лица.

6. Таким образом, и по нашему законодательству право собственности является в сущности единым.

7. Кроме указанных до сих пор подразделений права собственности предлагаются некоторыми учеными еще и другие. Так, собственность называют отменимой (revocabilis rückziehbar), если она должна прекратиться вследствие обстоятельства, не зависящего от воли собственника (напр., вследствие исполнения разрешительного условия, наступления срока), нерешительной (schwebend), когда неизвестно, кому она принадлежит (напр., при открытии наследства до момента его принятия или непринятия наследником), и фиктивной, когда кто-либо приобрел вещь, не зная, что она и не может принадлежать ему по праву собственности[4].

Advertisement

На самом деле ни в одном из этих случаев нельзя усматривать особых видов собственности. Отменимая собственность является все-таки настоящим правом собственности, а отменимость ее обсуждается по общим правилам об условии, сроке и других обстоятельствах, влияющих на прекращение прав[5].

Равным образом нерешительная собственность тоже представляет собою настоящее право собственности; нерешительность относится не к ней, а к ее обладателю и выражается только в неизвестности, кому она в данный момент принадлежит.

Наконец, фиктивная собственность вовсе не собственность, а просто добросовестное владение.


[1] Барон. Система, § 128, I; Windscheid, § 169 a, прим. 9.

Advertisement

[2] Randa, 14–20.

[3] Полежаев. Ук. ст.; Анненков, 81–82.

[4] Барон. Система, § 128; Анненков, 83–89.

[5] Windscheid. Pand., § 165, Anm. 8.

Advertisement

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.