Press "Enter" to skip to content

Предварительные замечания по положению внебрачных детей по действующим западноевропейским гражданским кодексам

Действующим кодексам, при введении их, предстояла задача не только подвести итоги установившемуся до них правосознанию, но и дать новые правила, достойные разумно устроенного и христианского общества.

Во многом новое правосознание было продолжением прежнего: начала римского и канонического права легли в основу и новых законодательств. Но кое-что, как и следовало, отошло в историю, и прежде всего в самое понятие о незаконнорожденности новые уложения внесли некоторые отличия, сравнительно с правом римским и средневековым. Так, во-первых, с исчезновением конкубината исчезло различие между детьми конкубин и незаконными детьми других женщин. Так, гражданство и негражданство стало безразличным для законнорожденности. Так, далее, с отменой рабства исчезло понятие о неравном браке, существовавшее, правда, еще при браках морганатических, хотя не в столь резких чертах. Понятие о законнорожденности и незаконнорожденности совпало с понятием о законном браке и незаконном сожительстве: дети от первого считаются законными, брачными, дети от второго – незаконными, внебрачными.

Таким образом, незаконными детьми были признаны: 1) рожденные до брака; 2) зачатые до брака и рожденные в браке, но законнорожденность которых отрицает муж матери; 3) зачатые и рожденные в браке, но не от мужа, 4) рожденные после прекращения брака в срок столь поздний, что зачатие их не может быть отнесено к браку.

В вопросах о правах внебрачных детей в новых законодательствах замечается больше определенности, больше мягкости, чем в старом праве. Незаконное происхождение перестает быть пятном. В этом согласны все законодательства. Но разногласие большое в вопросе о способах установления незаконного сыновства и в вопросе о мере прав, которые могут быть предоставлены вне брака рожденному. При этом надо сознаться, что вообще законодательное решение вопроса о внебрачных детях – дело в высшей степени трудное.

Законодательство приходится удовлетворить двоякого рода требованиям, в известной степени противоположным. Так, с одной стороны, он должен оказывать особое внимание и покровительство законному браку, а вместе с тем проявлять особенную заботливость о детях, происшедших от этого брака. Сожительство внебрачное есть состояние внезаконное. Поэтому и дети, происшедшие от такого сожительства, не могут рассчитывать на особое внимание законодателя. Но, с другой стороны, и внебрачные дети – дети граждан и сами граждане, члены государственного союза; вступление их в этот союз закономерно (ибо рождение человека – акт природы и при каких бы обстоятельствах оно ни совершилось, есть явление правомерное). Кроме того, по современным понятиям о международным общении и иностранцы пользуются защитой и покровительством закона. Все это обязывает законодателя относиться внимательно и к незаконным детям, определить твердо и беспристрастно их юридическое положение.

Вот своего рода дилемма, в которую попадает всякий законодатель при написании законов для внебрачных детей.

Но этим затруднение не оканчивается. Недостаточно установить, какие права должны быть предоставлены незаконным детям. Надо еще указать способ определения их сыновства, т. е. происхождения от известных родителей. Для законного рождения это сыновство определяется просто и легко. Дети, родившиеся от женщины, состоящей в браке, считаются детьми ее мужа. Это предположение имеет твердый характер и лишь в точно определенных законом случаях может быть опровергаемо. Да и надобность в таком опровержении возникает редко. Дети от брака – обыкновенно дети мужа и жены.

Иначе стоит дело при незаконных детях. Эти рождения нередко совершаются при таких обстоятельствах, которые заставляют желать родителей скрыть свое отцовство или материнство. Те предположения, которые дает брак для установления сыновства при рождениях внебрачных, не имеют места. Между тем законодатель, конечно, не может наделять детей правами по отношению к их родителям, не имея твердых фактов для определения этого родительства, если можно так выразиться. Это затруднение привело законодательства романских народов (французское, итальянское, бельгийское) и те, которые усвоили себе Кодекс Наполеона целиком или с изменениями (куда должно быть причислено и наше Гражданское уложение для Царства Польского), к сознанию необходимости совсем отказаться от создания способов установления незаконного сыновства, раз сами родители добровольно не признают сыновства, раз сами родители не признают незаконное дитя своим. Напротив, законодательства германских народов допускают как добровольное, так и судебное признание.

Итак, в учении о внебрачных детях есть два основных вопроса: об установлении происхождения этих детей от своих родителей и о правах этих детей.

Приступая к изучению положения внебрачных детей по современным законодательствам, мы тоже будем отделять оба эти вопроса.

Сначала обратимся к изучению постановлений о внебрачных детях по законодательствам романских народов.

error: Content is protected !!