Press "Enter" to skip to content

Дарение

Дарение (donatio), в смысле безмездного отчуждения права, обнимает собой, как мы уже сказали, множество разнообразных юридических учреждений, представляя общую их теорию. Сообразно этому, во всех различных учреждениях, подходящих под понятие дарения, можно отметить некоторые, общие всем им, характеристические черты. Они суть следующие:

1) Дарение есть отчуждение права; следовательно даритель лишается какого-либо права, и притом при жизни, потому что если лицо дарит что-либо другому, но так, чтобы дар перешел к одаряемому по смерти дарителя, то дарение уже имеет вид завещательного распоряжения[1]. Нет надобности, чтобы лишение по ценности равнялось приобретению: дарение может быть гораздо важнее для лица одаряемого, нежели для дарителя, а требуется только, чтобы лишение существовало.

2) Лицо одаряемое приобретает право, которого прежде у него не было, – оно обогащается. Но одна выгода, приобретаемая лицом вследствие сделки, без расширения сферы его прав, не составляет дарения. Положим, между А и В существует договор займа, и А, должник, добровольно обеспечивает его залогом; тут хотя и есть отчуждение права, но нет дарения, потому что нет обогащения для лица В, которое остается с тем же правом получить от А удовлетворение по займу, которое принадлежало ему и прежде; только отныне это право становится обеспеченным. Или такой случай: А обязался доставить какую-либо вещь В; но представляется возможность оспорить это обязательство, и вследствие того А может приостановить его исполнение, может предъявить спор; но А не спорит, а исполняет сомнительное обязательство: для В, конечно, выгоднее, что дело оканчивается без спора, но тем не менее в данном случае нет дарения, потому что осуществляется только право В.

3) Дарение представляет безмездное приобретение права по отчуждению. Поэтому нет дарения, когда лицо приобретает какое-либо право, но взамен приобретаемого утрачивает другое право, так что приобретение одного состоит в непосредственной связи с утратой другого: тогда сфера прав лица не расширяется, а только одно право заменяется другим. Например, А передает В право собственности на вещь и за то приобретает от него право собственности на другую вещь: тут не дарение, а мена. Однако же если возмездие за приобретение права так ничтожно, что нет между ними никакой соразмерности, то возмездие не разрушает характера сделки как дарения. Или существует предрассудок, что нельзя дарить острыми вещами, и поэтому когда дарится какая-либо острая вещь, например, кинжал, то лицо одаряемое платит дарителю какую-либо мелкую монету: сделка тем не менее имеет характер дарения. Точно так же если дарение вызвано какой-либо услугой, оказанной со стороны лица дарителю или кому-либо из близких ему, то оно не обращается в сделку возмездную, а остается дарением. Например, вознаграждение врачу у нас производится обыкновенно в виде дарения. Вообще можно сказать, что для дарения несущественно, чтобы в душе дарителя не было никаких корыстных видов, чтобы ему чужда была мысль достигнуть посредством дарения какой-либо выгоды, чтобы он не получил ничего. Действительно, очень редко дарение производится совершенно бескорыстно, а обыкновенно или оно составляет вознаграждение за какую-либо услугу, оказанную дарителю со стороны лица одаряемого, или даритель хочет приобрести какие-либо материальные или нематериальные выгоды, например, склонить лицо одаряемое на свою сторону: но тем не менее сделка остается дарением. Поэтому если лицо одарит кого-либо в надежде на его услугу, которая, однако же, не оказывается, то дарение все-таки действительно, потому что надежда на вознаграждение не имеет юридического момента.

4) Как каждая сделка предполагает волю лица на ее совершение, так и дарение предполагает со стороны дарителя намерение одарить другое лицо (animus donandi), так что где нет этого намерения, нет и дарения, хотя бы были налицо все другие его принадлежности. Поэтому если какая-либо сделка, заключенная возмездно, оказывается недействительной, но может сохранить силу как дарение, то отсюда не следует еще, что она сама собой обращается в дарение, потому что при недействительности сделки возмездной не разумеется само собой намерение лица одарить другого контрагента. Положим, лицо производит платеж другому за отречение от наследства, но оказывается, что отречение недействительно: вместе с тем недействителен и платеж за отречение и может быть потребован обратно, а нельзя сказать, что при недействительности отречения само собой возникает дарение, что лицо, отрекавшееся от наследства, получает вознаграждение как дар, если это прямо не выражено в сделке.

5) Дарение предполагает принятие дара со стороны лица одаряемого. Так как дарение доставляет выгоду лицу одаряемому, а людям свойственно действовать согласно с их выгодами, то, конечно, в большей части случаев лицо согласно на принятие дара. Это до того естественно, что в иных случаях согласие лица одаряемого даже предполагается, например, при дарении со стороны государства: когда дарится со стороны государства частному лицу и обществу какое-либо имущество – движимое или недвижимое, то не спрашивается, согласно ли лицо или общество на принятие дара, а со стороны государства прямо производится дарение[2]. Да и в других случаях принятие дара большей частью подразумевается, так что в акте дарения (если совершается о нем письменный акт. – А. Г.) говорится только от лица дарителя, что он дарит такое-то имущество; согласие же лица одаряемого прямо не выражается, а только предполагается. Тем не менее, однако же, справедливо, что принятие дара существенно для действительности каждого дарения, и если нельзя свести этот акт к формальному изъявлению согласия, то всегда можно свести его по крайней мере к условию, что дарение недействительно, если лицо одаряемое не согласится на принятие дара, выразит свое несогласие[3]. Поэтому когда лицо одаряемое само по себе не может изъявить согласия на принятие дара, а требуется участие другого лица, нет дарения, пока лицо это не выразит согласия на принятие дара. Например, дарение лицу, состоящему под опекой, действительно тогда, когда опекун выразит согласие на принятие дара. Кроме того, принятие дара должно совпадать с предложением его, а если оба момента дарения относятся к разному времени, то нет дарения. Например, А дарит имущество В, находящемуся в другом городе; но прежде чем эта весть дойдет до В, – следовательно, прежде чем можно даже предположить В согласным на принятие дара, – А умирает: здесь нет дарения, и В получит подаренное ему имущество только тогда, когда дарение подходит под условия завещательного распоряжения, да и то уже не как лицо одаряемое, а как наследник по завещанию. Сообразно всем этим признакам дарения, точнее можно определить его так: оно есть безмездное, намеренное отчуждение какого-либо имущественного права со стороны одного лица другому, отчуждение, конечно, сопряженное с лишением того права для дарителя.

Законодательство различает несколько видов дарения. Так, по лицу дарителя оно различает пожалование и дарение в тесном смысле: пожалование – это дарение права собственности на недвижимое имущество со стороны государства частному лицу или обществу, например, городскому или сельскому обществу и т. п. А дарение в тесном смысле – это дарение от одного частного лица другому лицу, физическому или юридическому, например, акционерной компании[4]. Итак, не всякое дарение и со стороны государства частному лицу составляет пожалование, а только дарение права собственности на недвижимое имущество, так что, следовательно, дарение частному лицу со стороны государства всякого другого права подходит под понятие дарения в тесном смысле. Нам кажется, однако же, что дарение со стороны государства нельзя считать за особую сделку, хотя дарение это и носит особое имя: законодательство, кажется, имеет в виду особую важность пожалования и некоторые особенности, определяемые относительно его; но важность пожалования как акта государства еще не дает ему значения самостоятельного юридического учреждения; особенности же, определяемые законодательством относительно пожалования, не касаются существа права, приобретаемого по пожалованию, а имеют административное значение. Поэтому и различие между пожалованием и дарением в тесном смысле в науке не находит себе места. Далее, по лицу одаряемому законодательство различает пожертвование и дарение в тесном смысле, разумея под пожертвованием дарение со стороны частного лица государству, а под дареним в тесном смысле – дарение от одного частного лица другому частному же лицу[5]. Но и это деление не находит себе оправдания в сущности юридических определений о том и другом виде дарения: в сущности эти определения одинаковы как для пожертвования, так и для дарения в тесном смысле, а если и есть некоторые особые определения относительно пожертвования, то эти особенности не касаются самого права жертвуемого, а определяют права органов юридического лица, государства, по принятию дара.

Как на особые виды дарения законодательство смотрит также на выдел и назначение приданого; выдел – это дарение со стороны родителей, восходящих родственников детям или вообще нисходящим; назначение приданого – выдел дочери или вообще нисходящей родственнице при выходе ее в замужество[6]. Но и это различие едва ли более удачно, чем предшествующие, ибо личности дарителя и лица одаряемого не имеют никакого значения для существа самого права даримого: его существо и при выделе, и при назначении приданого может быть то же, что и при дарении. Выдел и назначение приданого оказывают только влияние на право наследования[7]. И тут представляется то затруднение, что не всякое же дарение со стороны восходящих нисходящим можно считать выделом, а между тем законодательство не дает точного определения, при каких именно условиях дарение представляется выделом. Точно так же законодательство не определяет, в какой мере существенно замужество для назначения приданого; необходимо ли оно для действительности сделки. Положим, родители дают приданое дочери, выходящей в замужество, но брак не состоится; если вступление в замужество существенно для сделки о назначении приданого, то она недействительна, а если нет, то сделка все-таки действительна и получает значение дарения или выдела.

Лица, участвующие в дарении: лицо, производящее дарение, – даритель, и лицо, которому оно производится, – лицо одаряемое. О них приходится в особенности сказать только следующее. О дарителе: так как дарение составляет отчуждение права, то даритель должен быть способен к самостоятельной гражданской деятельности и притом способен к отчуждению данного права. Поэтому, например, малолетние неспособны к дарению. Но так как за неспособных к гражданской деятельности действуют их законные представители, то возникает вопрос, распространяется ли представительство опекуна на право дарения? Обязанность опекуна – охранять интересы малолетнего, а дарение составляет ущерб для дарителя, и потому казалось бы, что дарение со стороны опекуна не должно быть признаваемо действительным. Однако же, по нашему законодательству, не считаются недействительными те действия опекуна, которые клонятся к ущербу опекаемого, а только опекун подлежит за них ответственности[8]. Но и ответственность опекуна условна: если он докажет, что дарение выгодно для малолетнего, то нет для него и ответственности. Допустим такой случай: родственник опекаемого намеревается впоследствии предоставить ему все свое имущество, а между тем в настоящее время нуждается в денежном капитале для хозяйственных операций, и опекун, доверяя родственнику своего питомца, зная, что деньги действительно будут употреблены на улучшение имущества, которое впоследствии достанется питомцу, безмездно предоставит этому родственнику потребную сумму денег: опекун поступит согласно с интересами опекаемого, и если только расчеты его окажутся верными, не подлежит никакой ответственности. Пожалование производится от лица Государя Императора[9]. Другие виды дарения со стороны государства могут быть производимы и органами верховной власти, если есть на то определение законодательства; если же они не основываются непосредственно на законе, то без соизволения верховной власти также неудобомыслимы.

О лице одаряемом: так как в дарении, кроме отчуждения права, представляется еще другая сторона – приобретение права, то лицо одаряемое должно быть способно к приобретению права, и притом к приобретению данного права. Спрашивается, может ли быть подарено имущество лицу, состоящему под опекой? С первого взгляда, вопрос разрешается просто: так как дарение составляет прибыль для лица одаряемого, следовательно клонится к его выгоде, то нет повода отвергать возможность дарения лицу, состоящему под опекой. Но фактически дарение может оказаться невыгодным: содержание подаренного имущества может стоить дороже самого имущества. Поэтому и относительно дарения, производимого лицу, состоящему под опекой, должно сказать то же, что сказано о дарении, производимом лицом, состоящим под опекой: принятие дара со стороны опекуна действительно; но если дарение окажется невыгодным для опекаемого, причинит ему ущерб, то опекун за него отвечает. В одном случае дарение действительно лишь при соизволении на него верховной власти, именно: церкви и монастыри не иначе могут быть одаряемы недвижимыми имуществами, как с ее соизволения[10].

Наконец, в законодательстве встречается еще особое определение о возможности дарения между супругами[11]. Откуда взялось такое определение? Казалось бы, само собой разумеется, что супруги могут дарить друг другу имущества, так как по нашему законодательству супруги совершенно чужды друг другу по имущественным правам. Если же упомянуто особо о возможности дарения между супругами, то можно бы ожидать также особого определения о возможности дарения между братьями, между братьями и сестрами; между тем этого нет. Но дарение между супругами запрещается некоторыми законодательствами – римским и основанными на нем. И вот должно полагать, что законодательство наше, определяя возможность дарения между супругами, хочет тем прямо и положительно выразить, что определение, существующее на этот предмет в других законодательствах, а также и в нашем, как местный закон не имеет применения к русскому юридическому быту. Кроме того, известно, что в прошедшем столетии у нас нередко возникали споры о праве собственности лица на его имущество по тому поводу, что имущество было подарено собственнику его супругом: споры эти большей частью признавались неосновательными, так как дарение между супругами не было запрещено. И вот в предупреждение таких споров на будущее время законодательство сочло полезным прямо и положительно определить, что дарение между супругами не воспрещается.

Предметом дарения может быть всякое имущественное право, не только право собственности, хотя и справедливо, что оно всего чаще является предметом дарения. Предметом пожалования всегда является право собственности на какое-либо недвижимое имущество, особенно на землю. Это не значит, что государство не может дарить движимого имущества, а дарение движимого имущества, хотя бы и со стороны государства, частному лицу или обществу составляет, как уже сказано, не пожалование, а дарение в тесном смысле. Относительно права даримого заметим, что оно должно состоять в распоряжении дарителя, т. е. даритель должен быть субъектом этого права, ибо в противном случае отчуждение его недействительно[12]. Но всякое право, способное подлежать отчуждению, может быть подвергнуто и отчуждению дарственному. Исключение отсюда составляет только право собственности на имущество родовое: оно не подлежит дарственному отчуждению стороннему лицу, мимо ближайшего законного наследника[13]. Должно сказать, впрочем, что это ограничение не стеснительно: дарственное отчуждение прав вообще не так часто встречается, как вид отчуждения возмездного, так что свобода движения имущественных прав едва ли страдает от этого ограничения, тем более что его довольно легко обойти, облекая дарение родового имущества в форму купли-продажи, как это иногда и делается. Другое дело, если бы законодательство вовсе запрещало отчуждение родовых имуществ, запрещало продавать, закладывать их; хотя такое запрещение и было бы последовательно при том, сохранившемся от древности, взгляде законодательства на родовые имущества, вследствие которого запрещается дарственное их отчуждение, но этого нет ныне, а законодательство дозволяет продажу родовых имуществ, допуская только выкуп их в течение известного срока, притом довольно краткого.

Дарение может сопровождаться различными условиями. Так, пожалование нередко сопровождается тем условием, чтобы пожалованное лицо в течение известного времени возделало землю, выстроило на ней какое-либо здание и т. п. Государство, располагая огромными землями, из которых многие остаются незанятыми, находит, что пожалование составляет удобное средство к распространению культуры, и вот, именно с целью ее распространения, дарственно раздает (и уже раздало. – А. Г.) множество земель в различных местностях: но, разумеется, чтобы такая раздача составляла меру успешную, нужно, чтобы она была именно условной. Точно так же и пожертвование нередко сопровождается известными условиями. Нередко встречаются условия и при других видах дарения. Значение условия при дарении то же, что и при других сделках: дарение, в случае неисполнения условия, считается несостоявшимся, и дар возвращается дарителю[14]. Но важно строго различать, составляет ли данное определение именно условие, или оно составляет только обязательство для лица одаряемого, обязательство в смысле modus’a[15]. Нередко бывает, что даритель указывает лицу одаряемому то или другое употребление даримого имущества, но не полагает указываемого употребления непременным условием действительности дарения, а предоставляет и другое употребление, если лицо одаряемое найдет его более полезным или более удобным. В особенности это важно иметь в виду при пожертвовании, которое обыкновенно делается ради достижения известной цели и сопровождается указанием ее; но не всегда жертвователь полагает употребление жертвуемого имущества сообразно его указанию непременным условием пожертвования, а соглашается и на другое употребление жетрвуемого имущества, если правительство почему-либо найдет исполнение его воли неудобным.

Совершается дарение различно, отчасти по различию видов его, отчасти по предмету даримому. Пожалование совершается актом, исходящим от верховной власти, именным высочайшим указом, и на основании такого акта Министерство земледелия и государственных имуществ делает распоряжение о сдаче пожалованного имущества, и лицо вводится во владение[16]. Пожертвование совершается обыкновенно письменным предложением дара со стороны дарителя и отзывов подлежащего органа государственной власти о принятии его[17]. Нередко, впрочем, дело обходится и без письменного предложения пожертвования и письменного отзыва о принятии его. Например, нередко, когда жертвуется книга учебному заведению, она прямо вручается библиотекарю или лицу, заведующему заведением. Вообще совершение пожертвования письменным актом необходимо только тогда, когда предметом его является право собственности на недвижимое имущество: но тогда необходимо уже совершение крепостного акта[18].

Дарение в тесном смысле, когда имеет предметом право собственности на недвижимое имущество, совершается написанием крепостного акта – дарственной записи, на основании которой одаряемое лицо и вводится во владение подаренным имуществом[19]. Дарение движимого имущества совершается письменно или словесно по воле дарителя, и затем следует акт передачи имущества одаряемому лицу, или даже довольствуются и одной безмолвной передачей, так что акт дарения совпадает с актом передачи даримого имущества[20]. Равным образом, когда предмет дарения составляет не право собственности по движимому имуществу, а какое-либо другое право, например, право пользования, право на чужое действие, или когда предмет дарения составляет отречение лица от принадлежащего ему права на действие лица одаряемого, дарение совершается в той или другой форме, по произволу дарителя. Например, иногда заимодавец разрывает заемное письмо или отдает его должнику и тем совершает в его пользу дарение долговой суммы; иногда, вместо того, заимодавец делает на долговом обязательстве надпись о получении платежа, тогда как на деле должник не произвел его. Вообще можно сказать, что дарственное отчуждение прав совершается, в сущности, тем же порядком, как и отчуждение возмездное.

Действие дарения состоит в том, что право, составляющее предмет его, переходит от дарителя к лицу одаряемому, обыкновенно в том же виде, в каком оно принадлежало дарителю, разве при самом дарении сделаны относительно права какие-либо ограничения[21]. Но если с правом дарителя сопряжены какие-либо личные преимущества, то они не переходят к лицу одаряемому. Другое дело, если какие-либо преимущества связаны с самим правом, дарственно отчуждаемым: тогда и лицо одаряемое пользуется этими преимуществами. Однако же когда переход права предполагает совершение какого-либо особого акта, то до совершения этого акта к лицу одаряемому не переходит само право даримое, а по совершении сделки дарения лицо одаряемое имеет только право на совершение того акта, вследствие которого перейдет к нему право, составляющее, собственно, предмет сделки. Например, переход права собственности предполагает передачу вещи новому ее приобретателю, и, положим, совершается сделка-дарение: на основании ее лицо одаряемое не становится еще собственником подаренной вещи, для чего нужен акт передачи ее, а лицо только приобретает право на действие дарителя, на доставление подаренной вещи в собственность[22].

Прекращается дарение различными способами: наступлением срока, резолютивного условия и т. д. Но эти способы прекращения дарения не представляют ничего особенного: они прекращают дарение точно так же, как и всякую другую сделку. Один только способ прекращения исключительно свойственен дарению – это возвращение дара: по определению законодательства, даритель, в случае неблагодарности лица одаренного, может требовать выдачи дара обратно[23]. Понятно, что нравственное чувство вызывает такое определение законодательства: одаренное лицо, оказываясь неблагодарным, становится недостойным дара, и потому лишается его. Но так как понятие о неблагодарности довольно неопределенное, тягучее, то законодательство указывает, какого рода поступки обнаруживают такую неблагодарность, за которую даритель может требовать возвращения дара, указывает, например, на покушение на жизнь дарителя, оскорбление, нанесенное дарителю, и тому подобное, но не требует со стороны одаренного лица положительного изъявления благодарности дарителю. Притом и при неблагодарности лица одаренного дарение все-таки не прекращается само собой, а предполагается для этого еще требование дара со стороны дарителя: если же нет этого требования, то и дар не подлежит возвращению. Но это требование может исходить только от самого дарителя, а не от его наследника, и точно так же может быть направлено только против лица одаренного, а не против его наследника. Однако же само собой разумеется, что если требование уже выражено дарителем по отношению к лицу одаренному и только еще не исполнено, то право требовать возвращения дара существует и для наследника дарителя, и точно так же обязательство возвратить дар существует и для наследника лица одаренного.

Особый вид возвращения дара представляет возвращение его вследствие смерти лица одаренного: по определению нашего законодательства, по смерти беспотомственного лица имущество, подаренное ему родителями, возвращается к ним обратно[24]. Возвращение дара в этом случае действительно не имеет ничего общего с возвращением дара по неблагодарности лица одаренного: здесь не неблагодарность является причиной возвращения дара, и само обязательство возвратить его возникает не для лица одаренного, а для его наследника. Но юридическое существо этого случая таково: при существовании закона, по которому по смерти беспотомственного лица имущество, подаренное ему родителями, поступает снова к родителям, они, можно сказать, не иначе дарят сыну или дочери имущество, как имея в виду, что в случае их беспотомственной смерти имущество возвратится к ним, так что беспотомственная смерть лица имеет значение резолютивного условия дарения. Возвращение дара не следует смешивать с недействительностью дарения, хотя и тогда подаренное право также возвращается. Например, А дарит В имущество, но впоследствии оказывается, что имущество это родовое, и А (или его наследник) требует его обратно: имущество возвращается, но нельзя сказать, что дар возвращается (в собственном смысле этого слова), а дарение с самого начала было ничтожно, так как право на подаренное имущество вовсе и не переходило к лицу одаренному, тогда как при настоящем возвращении дара право именно признается принадлежавшим лицу одаренному. Или расточитель, несостоятельный должник дарят свое имущество; опекун расточителя или конкурсное управление требует его обратно[25]. Точно так же нет возвращения дара, когда имущество, дарственно отчужденное, подлежит обращению на удовлетворение долгов дарителя; и здесь само дарение оказывается ничтожным, только не при самом совершении его, а по обстоятельству, возникшему впоследствии. (Если должник раздарит все свое имущество, во избежание платежа долгов, то дарение уничтожается, и кредиторы обращают свое взыскание на возвращенное имущество[26]. Наше законодательство специально упоминает об уничтожении дарения, совершенного лицом, впоследствии впавшим в несостоятельность; а именно – недвижимое имущество, подаренное этим лицом детям и родственникам своим за 10 лет перед объявлением несостоятельности, и притом когда во время самого дарения долги превышали половину этого имущества, отбирается в конкурс; дарение же недвижимости, совершенное в пользу супруга, может быть оспорено при соблюдении означенного срока и безотносительно к состоянию имущества во время дара[27]. – А. Г.) Наконец, нет возвращения дара, когда возвращается имущество, переданное от одного лица другому без достаточного законного основания: тогда требуется имущество обратно именно потому, что оно было передано дарственно, тогда как намерения безмездного отчуждения не было и, следовательно, не было и дарения.


[1] Впрочем это условие разумеется само собой уже из того, что дарение есть отчуждение права, так как отчуждение по существу своему предполагает переход права от живого к живому (см. ст. 991).

[2] Ст. 934.

[3] Ст. 973.

[4] Ст. 934, 967.

[5] Ст. 979.

[6] Ст. 994, 1011.

[7] Ст. 997, 1003, 1004.

[8] Ст. 290, 291.

[9] Ст. 934.

[10] Ст. 985.

[11] Ст. 978.

[12] Ст. 967, 1547.

[13] Ст. 967.

[14] Ст. 933, 975.

[15] Ст. 976.

[16] Ст. 934, 940, 941. Но когда пожалование основывается на законе, то оно совершается теми властями, которым предоставлено привести закон в исполнение. Например, законодательство определяет раздавать земли переселенцам: акт об отводе земли тому или другому лицу исходит от той власти, которой предоставлено привести закон в исполнение.

[17] Ст. 979-986.

[18] Нот. пол., cт. 158.

[19] Ст. 987, 992.

[20] Ст. 993.

[21] Ст. 974, 975, 977.

[22] Ст. 966, 992, 993.

[23] Ст. 974.

[24] Ст. 1142.

[25] У. пр. пр., ст. 152; У. с. т., ст. 508, 521, 552.

[26] Ст. 1529, п. 2.

[27] У. с. т., cт. 553-554 .

error: Content is protected !!