Press "Enter" to skip to content

Исключения

Исключением из основного начала приведенной статьи являются, по проектам, полицейский и судебно-полицейский арест. Круг случаев полицейского ареста определяется почти одинаково в правительственном проекте и в комиссионном проекте первой Думы: “Полиция может задерживать лиц, пребывание которых на свободе угрожает непосредственной опасностью самим этим лицам либо их окружающим или сопряжено с незаконным нарушением свободы других лиц либо общественной благопристойности” (см. арест душевнобольного, арест буяна, арест пьяного).

Комиссия второй Думы обратила внимание на значительную неопределенность содержания этой статьи, но более точное определение случаев полицейского ареста должна была признать совершенно невозможным.

Круг случаев судебно-полицейского ареста правительственным проектом определяется применительно к действующему праву (ст. 257 Уст. Угол. Суд.). Думские проекты, однако, не находят удобным предоставить полиции право задерживать подозреваемого только оттого, что последний не имеет постоянного жительства или оседлости; вместо этого они допускают полицейский арест каждый раз, когда “до прибытия представителя судебной власти задержанный может скрыться”.

Advertisement

Как же обеспечиваются проектами интересы лиц, задерживаемых полицией?

Судебный контроль

По правительственному законопроекту, лица, задержанные в порядке судебно-полицейского ареста, в течение 24 часов по задержании должны быть или освобождены, или препровождены к судье.

Этот срок может быть увеличен, насколько это по местным условиям необходимо для привода задержанного, лишь в том случае, если задержание состоялось в месте, отдаленном от места постоянного пребывания представителя судебной власти.

По доставлении задержанного судья немедленно и во всяком случае не позднее 24 часов опрашивает его и отдает письменный приказ или о дальнейшем его содержании под стражей или об освобождении. Этот приказ о содержании под стражей сохраняет свою силу до последующих распоряжений судебной власти, но во всяком случае не долее двух недель.

Advertisement

Всех этих весьма солидных гарантий правительственный проект совсем лишает лиц, задерживаемых в порядке простого полицейского ареста. Таким образом, пьяный, буян, нищий, больной, умалишенный и т. п., задержанный полицией, отнюдь не может рассчитывать на скорое препровождение к судье и на беспристрастную проверку оснований задержания.

По мнению междуведомственной комиссии, обязательный привод к судье подобных лиц на практике мог бы повлечь за собой вместо ограждения их неприкосновенности тягостное для самих задержанных стеснение.

Так, полиция, задержав вечером пьяного, не будет вправе утром отпускать его по вытрезвлении домой, но должна будет вести его на допрос к судье, причем допроса придется ждать, может быть, еще целые сутки.

Не лучше ли потому предоставить полиции непосредственно принимать в отношении к подобным лицам соответственные меры – больных отправлять в больницы, пьяных по вытрезвлении освобождать и т. д.

Advertisement

Думские комиссии решительно расходятся с этой точкой зрения. Ограждение неприкосновенности личности учреждением судебного контроля над всяким задержанием лица на срок более 24 часов не может и не должно терпеть исключений.

Изъятие из-под этого контроля случаев полицейского ареста открыло бы широкий простор полицейскому усмотрению и, таким образом, поколебало бы самые основы законопроекта.

На практике в большинстве случаев полицейского ареста, напр., в случае задержания пьяного до его вытрезвления,- привод к судье будет излишним, так как само задержание не будет превышать 24 часов.

В тех же случаях, когда задержание, почему бы то ни было, оказывается более продолжительным, категорическое требование закона о приводе к судье задержанных устранит возможность всякого рода злоупотреблений, встречающихся на практике в самых разнообразных формах,- напр., в форме лишения свободы под предлогом душевной болезни психически здорового человека.

Advertisement

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.