Press "Enter" to skip to content

Владение

Праву на вещь, иначе называемому правом собственности, как отношению юридическому, противополагается и в историческом развитии предшествует владение, как отношение фактическое[1]. Владение, как фактическое господство лица над вещью, само собой разумеется, известно законодательству изучаемого периода, и оно защищает его судом против всякого самоуправства и насилия (указы 1720, 1748, 1782 гг. и др.). Мало того, законодательство запрещает даже собственнику самовластно отбирать у владельца имущество, предоставляя ему право обращаться к содействию только суда (указы 7 и 28 июня 1731 г. и 24 янв. 1752 г.). Точно так же каждый владелец пользовался правом защищать свое имущество силой против всех, покушающихся посягнуть на его интересы (Воинский устав. Арт. 185). Наконец, со второй половины XVIII ст. выясняется различие в охране собственности и владения, в силу чего производство дел о завладении обособляется от производства дел о собственности. Впервые с этим обособлением мы встречаемся в Учреждении о губерниях 1775 г., по которому восстановление нарушенного владения стало функцией административных властей: городничих в городе и исправников в уезде, восстановление же права собственности стало функцией исключительно суда (ст. 243 и 266). Постановления Учреждения о губерниях были подтверждены указом 1809 г. (первоначально изданным для западных губерний, но с 1823 г. распространенным на всю Россию). Вот что читаем в этом указе: “по силе законов предоставлено всякому на волю за насильное завладение имением и грабеж отыскивать удовлетворения не одним токмо судом гражданским, но и следственным. И потому, когда дойдет до полиции просьба о таковом поступке, то оная немедленно приступает на месте к исследованию и открытию истины, не требуя и не входя в разбор представляемых сторонами письменных документов, принадлежащих единственно разбору суда по законам, приводит только в ясность, в чьем владении было имение тогда, когда на оном учинено насилие, и, по исследовании, возвращает тотчас оное тому, у кого что отнято или заграблено; принадлежность же имения, на коем насилие или грабеж учинен, по письменным документам относится к формальному судопроизводству гражданского суда”. Указ 1809 г. по примеру Литовского статута назначил 6-недельный срок, в течение которого можно было подавать жалобы полиции о восстановлении нарушенного владения. В 1824 г. Государственный Совет увеличил этот срок до 10 недель.


[1] Там же. Ч. II. С. 107.

error: Content is protected !!