Press "Enter" to skip to content

Изучение гражданского права

Юридические отношения между людьми в их частной жизни и нормы, определяющие их, могут быть изучаемы с нескольких точек зрения.

Прежде всего, для того чтобы облегчить применение норм гражданского права на практике, необходимо разъяснить и расположить их в удобном порядке, открыть их общие принципы, вывести из принципов следствия и указать изъятия, словом, создать стройную, цельную систему. Это составляет задачу специальной догмы гражданского права. Обрабатывая таким способом законодательства нескольких народов, находящихся на одинаковой ступени культурного развития, можно получить сравнительную или общую догму[1].

Но право не мертвое произведение человека: оно живет и развивается. Исследование этого процесса составляет предмет истории права, которая тоже может быть специальной, если не выходить из пределов одной стороны, и общей или сравнительной, если касается нескольких.

Далее, изучение всей совокупности гражданско-правовых явлений мира в связи с их жизненными условиями с целью открыть законы их сосуществования и последовательности составляет предмет бытовой теории права (Пахман) или науки в тесном смысле слова (Муромцев), являющейся венцом всех исторических и догматических исследований и опирающейся на добытые ими материалы[2].

Наконец, право, как и все, что создается разумной деятельностью человека, существует для известной цели. Эта цель – общее благо. Право есть средство к осуществлению добра и справедливости (jus est ars boni et aequi). Право должно относиться к ним, как искусство к идеалу (Вальберг). Его можно сравнить с деревом: вырастая на почве жизненных условий и корнями неразрывно прикрепленное к ней, оно в то же время возносится своей верхушкой в небесную область идеалов. Следовательно, гражданское право каждого народа может быть подвергаемо критической оценке с точки зрения принципов добра и справедливости[3]. Равным образом возможно создание идеального гражданского права, т.е. начертание желательного для данной культурной эпохи порядка отношений граждан в их частной жизни. Обеими этими задачами занимается теория гражданского права (Пахман) или гражданско-правовая политика (Муромцев). Таким образом, она имеет дело не с тем, что есть, а с тем, что должно быть, что разумно, целесообразно и справедливо.

Изучение гражданского права началось в России[4] с половины прошлого века, когда был открыт московский университет. Центром преподавания первых профессоров служило естественное право, наложившее свой отпечаток на все почти юридические сочинения, появившиеся до тридцатых годов нынешнего столетия (таковы курсы гражд. права Артемьева, 1777, Терлаича, 1810, Кукольника, 1813, Цветаева, 1810, отчасти Веньяминова-Зернова, 1814-1815). С этого времени начинается поворот: господство естественного права прекращается, сменяясь увлечением идеями исторической школы. В течение этого второго периода, продолжавшегося до введения судебных уставов 1864 г., труды русских ученых были направлены главным образом на историческое исследование русского гражданского права. Самым капитальным сочинением в этой области является трехтомная “История российских гражданских законов” Неволина (1851), “монументальное”, по отзыву одного современного Неволину критика (проф. Станиславского), “произведение, которое бесспорно составляет венец всей юридической деятельности нашего времени”. Дань историческому направлению уплатили многочисленными монографиями не только прежние, сошедшие уже с поприща науки деятели (Станиславский, Морошкин, Калачов, Мейер, Кавелин, Энгельман и др.), но и современные нам ученые (проф. Цитович, Пахман, Дювернуа, Загоровский, Демченко).

С изданием судебных уставов 1864 г., введших гласность и устность производства и официальную адвокатуру, явился усиленный спрос на догматическую разработку действующего законодательства, которая и выступила на первый план как в монографиях, так и в статьях возникших в то время журналов: “Юридич. Вестника”, “Журнала Гражд. и Уголов. Права”, “Судебной Газеты” и др.

Влияние позитивизма, философии Спенсера и учения Иеринга положило в семидесятые годы начало новому течению, провозгласившему необходимость возведения юриспруденции на степень такой же позитивной науки, какой является естествознание. С этой целью одни рекомендовали и применяли (проф. Ковалевский, Дормидонтов, Ефимов, Казанцев) историко-сравнительный метод[5], другие (Муромцев, Гамбаров) – историко-философский[6], третьи пытались оправдать с научной точки зрения старый догматический или конструктивный[7]. Но общего соглашения по этому вопросу еще не последовало.

Оценка существующих на русском языке сочинений по гражданскому праву будет сделана в соответствующих отделах учебника. В настоящем месте следует только остановиться на общих курсах.

В современной русской литературе имеется только один полный курс гражд. права. Это “Русское гражд. право” покойного проф. Мейера (Изд. 1-е 1858 г., 5-е – 1873). Написанный по образцу лучших немецких учебников, отличающийся чрезвычайной ясностью мысли и живым изложением, курс Мейера до сих пор может служить руководством для первоначального ознакомления с гражданским правом, хотя многие отделы страдают крупными пробелами и значительно устарели.

Обширное сочинение К.П. Победоносцева (“Курс гражд. права”, 3 тома, 1-е изд. 1868-1880, 4 – 1890-1892) не заключает в себе важного отдела – общей части, а разрабатывает только особенную (в 1 томе – вещное право, во 2 – семейное и наследственное, в 3 – обязательственное). Уступая курсу Мейера в этом отношении, а также в стройности системы и литературной форме, труд К.П. Победоносцева далеко превосходит его богатством законодательного материала и обстоятельностью в разработке детальных вопросов. Лучше всего удался автору историко-догматический анализ русского законодательства. Несравненно слабее теоретическая сторона курса[8].

Неудачную попытку написать курс гражд. права сделал г. Борзенко (“Русское гражд. право”, 1875), успевший издать только лишенное научного интереса введение.

Начатый в 1878 г. проф. Цитовичем “Курс русск. гражд. права” прекратился на первом выпуске, не закончив весьма оригинального и глубокого исследования вопроса об источниках гражданского права.

В том же году издал первый том своего задуманного в 13 томах “Курса общего гражд. пр. России” К.И. Малышев. Богатство законодательного материала, необычайная полнота литературных указаний и ясность изложения ставят труд К.И. Малышева выше всех существующих на русском языке курсов. К сожалению, автор остановился на первом томе, заключающем в себе введение и учение об источниках гражд. права.

Сочинение Кавелина (“Права и обязанности по имуществам и обязательствам”, 1879) представляет собой попытку построить систему русского гражданского права на новых началах. Исходя из того положения, что предметом гражданского права должны быть только имущественные отношения между гражданами, Кавелин перекроил русское законодательство по новому образцу, исключил из системы гражданского права семейное право и ввел в него учение о пенсиях, податях, налогах, пошлинах и повинностях, относящееся, по господствующему мнению, к области государственного и финансового права. Оригинальный труд Кавелина, несомненно, любопытен для специалистов, но не может служить руководством к изучению гражданского права, так как автор, отступая от общепринятой системы, в то же время не знакомит читателя ни с теорией, ни с литературой, ни с иностранными законодательствами.

Наконец, в недавнее время проф. Дювернуа издал 2 выпуска “Из курса лекций по гражд. праву” (1889 и 1892), которые заключают в себе введение и начало общей части. Богатый по содержанию, написанный размашисто и живо, труд проф. Дювернуа был бы еще более ценным, если бы изложение его отличалось большею последовательностью и не изобиловало бы в такой степени иностранными словами и оборотами[9].

Необходимым условием для успешного изучения русского гражданского права является знакомство с правом других народов. Нелишне будет поэтому указать лучшие иностранные руководства.

Римское право. Кроме классических сочинений Савиньи (Savigny. System des heutigen römischen Recht 8 т., обнимающих только общую часть; отдельно издано “Обязательст. право”, рус. пер. 1876) и Пухты (неоконченный рус. перевод “Курса гражд. права”, 1876), особенно популярны учебники Виндшейда (рус. перев. общей части 1874), Барона (рус. перев. 1888 и сл.), Гудемита (рус. перев. 1881), Дернбурга и Бринца. Из курсов, написанных русскими авторами, наиболее оригинальный, хотя недоступный для мало знакомых с предметом, принадлежит С.А. Муромцеву (“Гражданское право древнего Рима”, 1885), а наиболее полный и богатый литературными указаниями – проф. Азаревичу (“Система рим. права”, 1887 и сл.).

Франция. Laurent. Principes de droit civil (наиболее обстоятельный труд в 33 томах); Laurent. Cours élémentaire de dr. civ. (сокращенное извлечение в 4 томах из первого сочинения); Aubry et Rau. Cours de dr. civ., 8 том.; из более кратких: Baudry-Lagantinerie. Précis de dr. civ., 3 т.; Bille de Villeneuve. Eléments de dr. civ., 3 т.

Германия. Stobbe. Handbuch des deut. Privatrechts, 5 т.; Gerber: System des deut. Pr., 1 т.

Пруссия. Dernburg. Lehrbuch des preuss Pr., 3 т.; Fœrster. Theorie und Praxis des preuss. Pr., 4 т.; Engelmann. Das preuss. Pr., 1 т.

Саксония. Grützmann. Lehrbuch des sächs. Pr., 2 т.

Австрия. Unger. System des œsterr. allgem. Pr., т. (I и II – общая часть, т. VI – наследств. право; остальные не появились); Ellinger. Handbuch des œsterr. Civ. – ч., 1 т.

Англия. Stephen. New commentaires, 4 т.; Broom. Commentaries, 1 т.

Италия. Forlani. Corso sistem. di diritto privato, 3 т.; Ovio. Istituzioni di dir. civ., 3 т.; Gianturco. Istituz. di dir. civ. ital., 1 т.

Испания. Viso. Lecciones eiementales de derecho civil, 2 т.


[1] Муромцев. Что такое догма права (“Юрид. Вест.”, 1884, N 3 и 8).

[2] Вопрос о различных способах изучения гражданского права был предметом интересной полемики между г. Муромцевым, отрицательно отнесшимся к догме и требовавшим слияния ее с бытовой теорией права, и гг.Пахманом и Гольмстеном, отстаивавшими самостоятельность догмы. В результате спорившие, по-видимому, пришли к заключению, что и догма, и бытовая теория одинаково необходимы и имеют одинаковое право на независимое существование. Муромцев. Очерки общей теории гражд. пр., 1877. Он же. Опред. и основ. разделение права, 1879. Он же. Что такое догма права; Пахман. О соврем. движ. в науке права; Гольмстен (ст. в “Жур. гр. и уг. пр.”, 1884, N 3 и 4).

[3] Кohler. Die Ideale im Recht, 1894, § 1.

[4] Недавно вышедшее сочинение проф. Шершеневича (Наука гражд. права в России, 1893) представляет собой интересно и ясно написанный очерк истории русского гражданского правоведения с верными и меткими характеристиками наших выдающихся ученых и беспристрастной оценкой важнейших произведений по гражданскому праву. Впрочем, проф. Шершеневич касается только наиболее обширных и солидных трудов, так что нам придется в последующем изложении указывать многие монографии и статьи, оставленные им без внимания, но имеющие значение, в качестве пособий при изучении того или иного вопроса гражд. права. Конечно, и наши библиографические заметки не будут вполне исчерпывающими. Кому нужны более подробные сведения, тот может обратиться к “систематическому указателю русской литературы по гражд. праву” г. Шимановского (1882 г.) или к такому же, но несравненно обширнейшему указателю г. Поворинского (1886 г.), обнимающему все книги и брошюры, журнальные и газетные статьи с рецензиями на них, начиная с половины прошлого века по второе полугодие 1885 года.

[5] М. Ковалевский (Историко-сравнительный метод в юриспруденции, 1880, стр. 19): “Задача сравнительного метода сводится к тому, чтобы, выделивши в особую группу сходные у разных народов на разных ступенях их развития обычаи и учреждения, дать тем самым материал для построения истории прогрессивного развития форм общежития и их внешнего выражения права”.

[6] Муромцев (Очерки общей теории гражд. права, 1877, 183): “История предпочитает индуктивный метод; философия – дедуктивный. Было бы полезнее соединить оба приема исследования вместе”.

[7] Коркунов (Лекции по общей теории права, 1890, 313, 314): “анализ, конструкция и классификация суть общие приемы научного исследования, отнюдь не составляющие исключительной принадлежности только науки права. Мы имеем тут дело лишь с частным применением общих научных приемов обобщения”. См. его же ст. “О научном изучении права” (Журн. гр. и уг. пр.”, 1882, N 4, 5) и указ. выше статьи проф. Гольмстена.

[8] Лучшие рецензии на это капитальное произведение принадлежат г. Спасовичу (в “Журн. гр. и уг. пр.”, 1872, N 1) и Оршанскому (там же, 1876, N 2).

[9] Подробную и беспристрастную оценку всех указанных курсов дает проф. Шершеневич в назв. сочинении.

error: Content is protected !!