Press "Enter" to skip to content

Category: Уголовное право

Бельгийское право о давности по уголовным деяниям

Определения Французского устава применялись в Бельгии, без особо важных изменений, до издания нового уголовного уложению в 1867 году. При составлении проекта к этому уложению было замечено, что постановления о давности погашающей наказание относятся по существу своему, не к процессу, а исключительно к уголовному праву и что по этому их следует перенести из устава уголовного судопроизводства в уголовный кодекс[1].

Comments closed

Французский инквизиционный процесс

Этот новый строй процесса — инквизиционный, в противоположность обвинительному — укоренялся путем судебной практики и затем принимался светскими законодательствами, становясь в Западной Европе более и более общим правилом.

Comments closed

Французское право о давности по уголовным деяниям

Институт давности заимствованный Европейскими законодательствами у Римского права, своим дальнейшим развитием обязан преимущественно праву французскому. Так еще в XVII в., некоторые особенности юридического быта вызвали необходимость распространять погашающее влияние давности и на судебные приговоры.

Comments closed

Русское право о давности по уголовным деяниям

Приступая к исследованию вопросов о времени признания и о развитии института давности в русском законодательстве, нельзя не обратить внимания но то, что до 16 века законодательные памятники и акты не содержат никаких постановлений о давности, погашающей уголовное преследование.

Comments closed

Французское право о давности по уголовным деяниям

Римские узаконения о давности, хотя и были заимствованы Французским правом, но с течением времени, институт этот принял во Франции совершенно своеобразный характер и оказал весьма сильное влияние на постановления других кодексов.

Comments closed

Предстоящие вопросы о составлении Русской Правды. Следы частичной кодификации в древнерусской юридической письменности. Сведение и переработка частично составленных статей. Составление и состав Русской Правды; взаимное отношение основных ее редакций. Отношение Правды к действующему праву. Гражданский порядок по Русской Правде. Предварительная заметка о значении памятников права для исторического изучения гражданского общества. Раздельная черта между уголовным и гражданским правом по Русской Правде. Система наказаний. Древняя основа Правды и позднейшие наслоения. Сравнительная оценка имущества и личности человека. Двоякое деление общества. Имущественные сделки и обязательства. Русская Правда – кодекс капитала.

Обработка материала в памятнике

Мы рассмотрели заметные источники Русской Правды. Но мы не можем подступить к бытовому содержанию этого памятника, не решив ещё одного и очень трудного вопроса – как он составлялся. Это вопрос о том, как составители Правды пользовались своими источниками и как, каким кодификационным процессом и из каких частей составилась Правда.

Comments closed

Римское право о давности по уголовным деяниям

Немецкая наука отнеслась с необыкновенным старанием к определению времени признания давности римским правом и исследованию тех начал, на которых она в этом праве покоилась. По отношению к тому и другому вопросу были высказаны самые разноречивые мнения.

Comments closed

Германcкое право о давности по уголовным деяниям

В древнейших памятниках Германского права, мы находим постановления об отстранении преследования некоторых преступлений, так в исландских Грагах[1] встречается определение, в силу которого право кровавой мести прекращалось, если им не пользовались в промежуток времени до первого народного собрания (allthing в тексте Gragas II.- comitia generalia).

Comments closed

Уголовное правосудие, вследствие недостаточности средств, находящихся в его распоряжении, и несовершенства человеческих учреждений, поставлено в невозможность абсолютно осуществлять идею возмездия

Хотя неизбежность преследования виновного и неотстранимость его наказания и составляют конечную задачу репрессивной деятельности уголовной юстиции, но наказание оказывается вообще необходимым и применение его возможным до тех пор, пока оно не противоречит высшим требованиям справедливости и не идет в разрез с уголовною политикою.

Comments closed

Учение о наказании

Наказывая[1] преступника, законодательство императорского периода преследовало некоторые определенные цели, как и в период Московского государства. Такой целью было, во-первых, устрашение. “Таким ворам, – писал, напр., Петр I Виниусу о раскольниках, – которые, собрав людей, сожигали, без всякой пощады во страх иным, таким же ворам, сжечь”[2]. Точно так же и Воинский устав предписывает казнить бунтовщиков “без всякой милости”, “дабы через то другим страх подать и оных от таких непристойностей удержать” (арт. 157). Что устрашение было одной из целей наказания, на это указывает и терминология законодательных памятников, напр.: “под жестоким страхом”, “под жестоким его государевым гневом”, “под страхом жестокого наказания” и т.п. “Того ради, – читаем в Генеральном регламенте (гл. XLVII), – надлежит публичному месту быть, где в указанное время все наказание чинено быть имеет, дабы всяк, смотря на то, от таких прегрешений и преступлений себя мог охранить”. Точно так же и указ 19 янв. 1721 г. предписывает: “всем беглым чинить жестокое наказание, бить кнутом, дабы впредь, на то смотря, другим никому бежать было неповадно”. Наконец, указ 1718 г. “для большего страха” велит “по знатным дорогам, где проезд бывает, поставить виселицы”, на которых и вешать, “не отписывался”, преступников. Иначе говоря, публичность казней также являлась орудием устрашения[3], эту же цель преследовало законодательство, усиливая жестокость наказания и вводя массу так называемых квалифицированных наказаний.

Comments closed
error: Content is protected !!