Имущественные права Вещное право Гражданское право Интеллектуальная собственность Объекты права Право собственности Правоспособность Приобретение прав Субъекты права Физические лица Юридические отношения

Виды права собственности

Право собственности представляется по нашему законодательству в различных видах: в виде права собственности полного и неполного, отдельного и общего. Деление права собственности на полное и неполное основывается на возможности разъединения частей права собственности, выдела из него некоторых составных его частей, – владения и пользования, на способности его подлежать известным ограничениям.

Таким образом, под правом собственности полным законодательство разумеет соединение в лице собственника владения, пользования и распоряжения[1], а под правом собственности неполным – право собственности, остающееся за выделом владения или пользования, или за ограничением распоряжения[2].

Иногда неполным правом собственности называется та или другая выделенная составная часть права собственности: например, если лицу принадлежит право владения и пользования вещью, то говорят иногда, что лицу этому принадлежит по вещи неполное право собственности.

Advertisement

Но это несправедливо: право владения и пользования разве в том только смысле можно назвать неполным правом собственности, что владение и пользование составляют части права собственности; но все-таки право владения и право пользования не существуют для него во всем своем пространстве, а представляются неполными.

Тем более мы должны отвергнуть это встречающееся иногда признание неполного права собственности за лицом, которому принадлежит право владения и пользования вещью, что и деление собственности по позднейшему римскому праву на dominium directum и utile – деление, соответствующее нашему делению права собственности на полное и неполное (в смысле только что указанном. – А. Г.), новейшей юриспруденцией отвергнуто: право собственности, будучи по существу своему полнейшим господством лица над вещью, не допускает такого разделения, будто когда одно лицо господствует над вещью, в то же самое время может господствовать и другое лицо, а если это другое лицо и господствует в известной мере над вещью, то его господство представляется именно выделом из права собственности.

Право собственности представляется отдельным, когда принадлежит одному лицу, и общим, когда принадлежит нескольким лицам[3]. Но не во всех случаях, когда представляется отношение двух или более лиц к вещи, представляется общее право собственности.

Так, право собственности юридического лица, совокупности лиц представляется отдельным, а не общим, ибо хотя держателями юридического лица, совокупности лиц является множество лиц, но субъектом права собственности по вещи, принадлежащей юридическому лицу, является одно лицо – юридическое лицо; отдельные же члены совокупности не считаются собственниками вещи.

Advertisement

Равным образом нет общей собственности, когда вещь состоит из нескольких частей и каждая из них имеет своего собственника, потому что как скоро материальная часть каждого собственника может быть определенно указана, то уже нет общей собственности, а представляется совокупность отдельных собственностей.

Например, одному лицу принадлежит картина, другому – рама картины; одному лицу принадлежит алмаз, другому – оправа алмаза; один клочок поземельной дачи, состоящей из множества отдельных участков, принадлежит одному лицу, другой – другому и т. д.

Ни в одном из этих случаев нет общей собственности, потому что каждая часть имеет своего особого собственника, только не определяется каждая часть отдельно, а для обозначения всех частей употребляется одно собственное имя. Вместо того, чтобы сказать: картина и рама, перстень и алмаз, – говорят: картина, перстень.

Точно так же нет общей собственности, когда несколько лиц сообща владеют и пользуются вещью, а право собственности над ней принадлежит одному лицу. Например, отдельные крестьяне владеют и пользуются сообща отведенной им землей, но право собственности на эту землю принадлежит общине как юридическому лицу на праве отдельной собственности.

Advertisement

(В этом и заключается существо общинной собственности, или иначе – общинного землевладения. Эта исторически сложившаяся форма владения, являясь выражением искони русского начала взаимности (рядом с артелью и круговой порукой), признана законом при освобождении крестьян от крепостной зависимости и приняла самостоятельный характер со времени прекращения временно-обязательных отношений крестьян к помещикам. К характерным чертам общинного владения относятся:

а) Принадлежность земли на праве собственности (а иногда и на праве владения) общине, хотя право собственности и ограничено относительно распоряжения – она может продать надельную землю лишь при соблюдении известных условий, а именно: с согласия 2/3 числа членов и с разрешения правительства, но, безусловно, не может ее заложить[4];

b) Отдельным членам общины принадлежит лишь право пользования, иногда соединенное и с владением, причем это право может быть отчуждено лишь лицам, приписанным к сельским обществам, а закладывать надельную землю безусловно запрещается[5];

с) Право пользования принадлежит члену общины как домохозяину, представителю «двора»;

Advertisement

d) Право пользования, принадлежащее членам общины, различно по различию назначения имущества как предмета общинного землевладения.

Так, надо различать: а) Усадебную землю – она состоит в наследственном пользовании и владении члена общины[6], все же, на ней построенное, разведенное и тому подобное, составляет его собственность. b) Пахотную землю – она распределяется между членами общины различно: или по числу взрослых работников, или по числу душ, причитающихся на двор, или по числу работников и душ, т. е. душевая доля помножается на число работников двора, и т. п.

На долю каждого двора приходится определенное число полос, равных по качеству, вследствие чего образуется так называемая чересполосица или чересполосное владение. Раздел земли между членами общины происходит периодически (переделы), но закон, ввиду различия в степени старания, прилагаемого к обработке земли, ограничивает эти пределы, а именно: требует согласия 2/3 числа членов, имеющих право голоса на сходке; совершен он может быть не чаще, чем через 12 лет, причем член общины, улучшивший свой участок, может требовать или предоставления ему того же участка, или участка одинакового качества, а при наделении его худшим участком – вознаграждения[7].

Изменение в распределении земли может произойти и путем разделов, т. е. дробления дворов, образования новых хозяйств; в этом случае доля, причитающаяся новому хозяину, выделяется из участков того двора, к которому он принадлежал. На пахотную землю члены общества имеют право владения и пользования, хотя право это близко к обязанности, ибо оставление не отдельных полос, а всего участка без обработки влечет за собой отобрание его.

Advertisement

Кроме оставления хозяйства без попечения, пахотная земля может быть отбираема в случае смерти домохозяина, увольнения его из общества по суду или общественному приговору, безвестной его отлучки, добровольного отказа и неисправности в платеже повинностей[8].

с) Сенокосы – право на них подчиняется обыкновенно тем же правилам, как и право на пахотную землю, составляя как бы его принадлежность. Но в некоторых местностях членам общины принадлежит лишь право пользования сенокосом, а не владения, т. е. косьба сена происходит сообща, и скошенное уже распределяется между членами общины по правилам распределения пахотной земли.

Наконец: d) Выгоны, т. е. места, назначенные для пастьбы скота, находятся в общем пользовании, причем число голов скота, приходящихся на двор, не имеет значения; обыкновенно выгоны не подлежат переделу. – А. Г.)

Возвращаемся к общей собственности. Для содержания общей собственности остается следующее понятие: несколько лиц представляются субъектами одного и того же права собственности, так что каждому принадлежит идеальная доля вещи, материальная же часть каждого сохозяина не может быть определена.

Advertisement

Право общей собственности предполагает реальную нераздельность вещи, но не в том смысле, чтобы вещь не могла подлежать разделу: поэтому-то общее право собственности и называется римскими юристами dominium plurium pro indiviso.

В каждой материальной частичке вещи, подлежащей общему праву собственности, стекается право собственности всех сохозяев; но если в каждом атоме каждому сохозяину принадлежит известная идеальная доля, то эта доля принадлежит сохозяину и в целой вещи, и, таким образом, лицу, имеющему право собственности по вещи сообща с другими лицами, pro indiviso, может принадлежать половина, треть, четверть вещи – словом, ее идеальная доля, но нельзя указать, которая именно часть вещи принадлежит ему.

Доли общих собственников по вещи могут быть одинаковыми, но могут и не быть; например, одному лицу может принадлежать половина, другому половина, одному треть, другому треть и третьему – треть вещи; но может быть и так, что одному лицу принадлежат две трети вещи, а другому – одна треть, одному лицу принадлежит половина вещи, другому – четверть, третьему – четверть и т. д.

Что касается существа общего права собственности, то оно заключается в том же, в чем состоит и отдельное право собственности. Но так как при общей собственности – не один субъект права, как при отдельной собственности, а несколько, то это различие отражается и в самом праве общей собственности, именно: осуществление общего права собственности предполагает участие всех сохозяев: все они владеют, пользуются и распоряжаются вещью соразмерно доле каждого сохозяина.

Advertisement

Но так как отдельное со стороны каждого сохозяина владение, пользование, а отчасти и распоряжение долей имущества, составляющего общую собственность нескольких лиц, невозможно, то осуществление права собственности по такому имуществу предполагает участие всех сохозяев и притом требует действия единогласного, а не по большинству голосов, которого при общей собственности нельзя допустить, ибо каждый сохозяин есть субъект права и всякое действие относительно его доли в общей собственности без его согласия было бы нарушением его права.

Это участие сохозяев в управлении их общим имуществом проявляется в том, что все они управляют имуществом по общему между собой согласию; или они предоставляют управление одному лицу, доходы же, доставляемые имуществом, делятся между всеми сохозяевами соразмерно доле каждого из них[9].

Осуществление права распоряжения долей во многих случаях возможно и отдельно для каждого собственника, независимо от осуществления права распоряжения со стороны сохозяев. Например, каждый сохозяин вправе подвергнуть свою долю отчуждению или употребить ее на обеспечение обязательства, предоставить в залог. Но и при таком осуществлении права на долю имущества, составляющего общую собственность многих лиц, представляется известное ограничение сохозяина.

Так, в случае отчуждения доли имущества со стороны одного из сохозяев, законодательство представляет другим сохозяевам право предпочтительной покупки (jus praeеmtionis), т. е. другие сохозяева, все вместе или и один из них, вправе представить собственнику, отчуждающему свою долю стороннему лицу, продажную ее цену или заплатить за нее по оценке и приобрести в свою собственность[10].

Advertisement

Понятно, что такое право преимущественной покупки установлено по соображению, что между сохозяевами должно быть согласие, единодушие в осуществлении права собственности, а между тем путем отчуждения доли, может быть, навяжется беспокойный, своенравный товарищ по праву собственности.

Равным образом существует для сохозяев право предпочтительного залогопринимательства[11], по тому соображению, что отдача в залог легко может повести к отчуждению доли; лишь только залогодатель окажется неисправным, она будет продана с публичного торга. Стеснительно при этих ограничениях для хозяина только то, что как залогодатель он может иногда более получить от стороннего залогопринимателя, нежели от сохозяев.

Но таково свойство общего права собственности, что при осуществлении его нужно принять во внимание и право сохозяев. Притом же если права стороннего лица принимаются в соображение при осуществлении отдельного и полного права собственности, которое подвергается поэтому различным ограничениям, то тем уместнее, конечно, ограничения относительно общего права собственности.

Скажем, наконец, о прекращении общего права собственности, т. е. о прекращении общности права собственности без прекращения самого права. В этом смысле общее право собственности прекращается: 1) выбытием сохозяев до одного невыбывающего и 2) разделом вещи между сохозяевами.

Advertisement

1) Что касается выбытия сохозяев, то понятно, что при существовании общего права собственности каждый из сохозяев, если он не ограничен каким-либо обязательством, вправе выйти из общности: он может продать, уступить свою долю одному из сохозяев или, наконец, сохозяевам в совокупности, если они не согласятся предоставить его долю стороннему лицу.

2) Независимо от выбытия, каждый сохозяин вправе требовать, чтобы общая вещь была разделена на части, требовать раздела. Но относительно этого способа прекращения права собственности имеет решительное значение деление вещей на раздельные и нераздельные: только первые подлежат разделу, относительно же вещей нераздельных раздел, в смысле способа прекращения общего права собственности без прекращения самого права собственности, не имеет места[12]. Так, если дом принадлежит как общая собственность нескольким лицам, то сохозяин не вправе требовать раздела, потому что дом принадлежит к имуществам нераздельным[13].

Точно так же, если имущество такого рода, что совокупность частей его составляет по ценности имущество менее значительное, нежели каким представляется оно при целостности, нераздельности, то отдельный сохозяин не вправе требовать выдела[14].

Например, зеркало принадлежит нескольким лицам сообща; отдельный хозяин не может требовать части зеркала, потому что части зеркала в совокупности ценностью своей не равняются ценности зеркала в целости. В этих случаях, когда имущество может быть разделено материально и требуется раздел, имущество действительно раздробляется на части так, чтобы каждая часть соответствовала доле собственника: собственник половины или трети имеет право на половину или треть вещи.

Advertisement

Но при этом материальном раздроблении имущества разделение вещи производится пропорционально долям в общем праве собственности не в отношении к самой вещи, а в отношении к ее ценности; так что всегда должно обращать внимание на ценность вещи[15].

Например, двум лицам принадлежит поземельный участок, стоящий 1 000 руб., и каждому лицу принадлежит половина: при разделе участка заботятся не только о том, чтобы каждому лицу досталось равное количество десятин земли, а чтобы каждая из двух частей равнялась половине ценности поземельного участка, и потому обращается внимание не на одно количество земли, а также на качество и удобство каждого поземельного участка.

Если с правом собственности по имуществу, подлежащему разделу, соединяются какие-либо повинности, тяготы, то они также распределяются между сохозяевами по соразмерности. Раздел производится или по взаимному согласию сохозяев, или при участии суда, и потому разделяется на добровольный, или полюбовный, и судебный[16].

При разделе полюбовном нет необходимости соблюдать изложенные правила раздела, кроме только законных определений о нераздельности некоторых имуществ, хотя, впрочем, успешного, справедливого раздела только и можно ожидать при соблюдении указанных правил.

Advertisement

Но правила эти непременно приходится прилагать, когда сохозяева не могут условиться относительно раздела, или некоторые из сохозяев уклоняются от раздела и вследствие того суд, по просьбе всех сохозяев или одного из них, вступается в раздел и производит его независимо от воли участников[17]. О полюбовном разделе составляется особый акт, называемый раздельной записью. Когда раздел касается недвижимого имущества, акт этот совершается крепостным порядком[18].

Близко подходит к разделу, но отличается от него полная или неполная уступка права в общей собственности со стороны одного сохозяина другому за известное вознаграждение. Например, подлежат разделу два дома, из которых один втрое большей ценности, нежели другой, и каждому из сохозяев достается по дому, значит, приобретателю меньшего по ценности дома нужно что-либо придать, чтобы части были уравнены.

По строгой последовательности права следует признать, что приобретатель меньшего по ценности дома в отдельную собственность все-таки остается еще общим собственником по дому большей ценности, только уже в меньшей доле, а именно, доля его составляет уже четверть, тогда как до приобретения в отдельную собственность дома меньшей ценности она состояла в половине.

Но в действительности, если имеют в виду раздел общей собственности в собственности отдельные, то большей частью недостающая величина доли уступается за известное вознаграждение другому сохозяину, и само законодательство определяет такую уступку обязательной, когда нет возможности материально раздробить вещь или когда такое раздробление было бы слишком невыгодно[19]. От этого нередко случается, что в состав раздельного акта входит сделка о праве, непосредственно не касающемся общей собственности.

Advertisement

В нашем примере приобретатель меньшего по ценности дома получает в вознаграждение за отходящую от него долю в доме большей ценности известную сумму денег. Но точно так же он может получить в вознаграждение и другое имущество приобретателя дома большей ценности, например, поземельный участок его или дом, принадлежащий ему в отдельную собственность, так что есть возможность путем раздела заключить другую какую-либо сделку, собственно к разделу не относящуюся.

Равным образом не может быть речи о прекращении общего права собственности разделом там, где нет настоящего общего права собственности, а если в таком случае и говорят иногда о разделе, то нельзя понимать этого раздела в строгом юридическом смысле, в смысле разрешения общей собственности в собственности отдельной.

Например, говорят о разделе при прекращении чересполосности; но истинного раздела тут нет, а есть только отвод поземельных участков, которые принадлежат одному и тому же лицу, к одним местам; при существовании чересполосицы у одного и того же лица оказываются участки в разных местах, что очень невыгодно для хозяйства; чтобы прекратить это состояние, дача, в которой оказывается чересполосица, разделяется на известное число отдельных участков так, чтобы пространство земли в даче, принадлежащее одному лицу, было в одном месте; при этом происходит обмен участков – участки, принадлежащие одному лицу, отходят к другому, и наоборот[20]; но раздела, т. е. обращения общей собственности в собственности отдельные, тут вовсе нет.

(К видам права собственности наше законодательство относит право собственности литературной, художественной и музыкальной[21]. Право это в науке называется общим образом правом авторским.

Advertisement

Являясь видом права собственности, оно имеет свои особенности, обусловленные тем, что предметом его является не вещь, а мысль, воплотившаяся в известную форму; соответственно этому и правоположения, касающиеся права собственности на материальные вещи, применяются и к авторскому праву, насколько тому не противится свойство предмета этого права. Авторское право есть право воспроизведения и размножения литературного, художественного и музыкального произведения его творцом, автором или его юридическим преемником.

Положение вопроса об авторском праве в науке довольно исключительное и объясняется не столько существом этого права, сколько историческим его происхождением и развитием. В отличие от большинства других прав гражданских, оно выросло не на почве народных воззрений, возникло не путем обычным, а явилось плодом законодательной деятельности.

Обыкновенно институты гражданского права складываются сами собой, принимают, в виде норм обычного права, известную форму, а затем уже законодатель их фиксирует, вносит в сборники, кодексы. Выросши на почве обычного права, они охраняются судом и познаются из судебных решений.

Авторское же право возникло в форме привилегий: с конца XV столетия сначала в Италии, а затем Германии, выдавались отдельным лицам привилегии на исключительное право воспроизведения и размножения литературных произведений. И этот характер личной привилегии оно сохранило до XVIII столетия, когда стали появляться общие законы, признавшие за авторами право на их произведения.

Advertisement

И тут права эти остались привилегиями, но лишь утверждались они общей юридической нормой. Встреченное недружелюбно ортодоксальными романистами, авторское право, как не находящее себе почвы в римском праве, решительно не признавалось общим гражданским правом; юристы предложили смотреть на него как на привилегию и применять к нему общее положение, ослабляющее несправедливость и исключительность привилегии, а именно – срочность ее.

Этот-то характер срочной привилегии оно сохранило и до сей поры, хотя и почитается наукой правом гражданским. Конечно, срочность эту мотивируют соображениями, лежащими в бытовом значении авторского права, а именно тем, что всякое произведение ума человеческого есть лишь частичное изменение, исправление, приложение того, что сделано раньше; всякое произведение по существу, будучи обнародованным, становится общим достоянием; и, наконец, ввиду общей пользы желательно, чтобы произведения ума не составляли вечного наследственного имущества потомства автора, а чтобы общество по истечении известного времени безгранично пользовалось тем, что всецело ему принадлежит.

Но нельзя сказать, чтобы все эти соображения были вполне убедительными. Конечно, всякое произведение ума есть продукт предшествующей работы других умов, но этот довод очень опасен – он приводит к полному отрицанию авторского права, умаляя до ничтожных размеров ту творческую силу, которая дает основание праву творца, дает ему преимущественное перед всяким другим лицом право на свое произведение.

Затем взгляд на произведение ума как на общее достояние – фраза, лишенная реального содержания и обнаруживающая смешение понятий; общим достоянием является мысль, а автор имеет право на мысль, воплощенную в известную форму; эта форма есть исключительное его достояние и достояние его потомства.

Advertisement

Наконец, соображение, что в интересах общества желательно, чтобы наступил момент, когда оно безгранично могло бы пользоваться произведением, является неверным выражением другой мысли.

Конечно, желательно возможно широкое пользование произведениями ума, но в действительности это отпадение ограничений в пользовании произведением уже после срока авторского права является отпадением ограничений для торговли – всякий промышленник может извлечь по истечении срока денежную выгоду из произведения, а потомкам автора предоставляется умереть с голоду… Уж если срочный характер авторского права представляется желательным, то сохранить его следует относительно издателей, а не относительно наследников автора.

Что касается оснований авторского права, то искать их надо прежде всего в возможности извлекать из литературных, художественных и музыкальных произведений экономическую выгоду путем, например, перепечатки и продажи книг, оригиналов и копий картин, выставки картин, рисунков, бюстов и тому подобного с получением платы от посетителей, исполнения музыкальных композиций в концертах и операх, представления драматических произведений в театрах с получением платы от зрителей и пр. Раз является возможность извлечь денежный доход от произведения ума, рождается вопрос: кто имеет преимущественное право на извлечение этого дохода?

Ответ один: сам автор и его наследники; всякое другое лицо имеет несомненно менее прав на это, чем автор и его наследники; право это составляет имущество автора как непосредственного творца произведения и наследников его как лиц, к которым, по воле автора или в силу общего закона о наследовании, имущество его перешло.

Advertisement

Юридическим основанием авторского права является, следовательно, факт проявления лицом творчества в известном произведении науки или искусства, способном приносить денежную выгоду и потому составляющем его имущество.

С авторским правом теснейшим образом связано право авторства, в смысле права на имя, на признание данного произведения продуктом творчества определенного лица, автора. Право это не имеет самостоятельного значения, но, во-первых, если нарушение его сопутствует нарушению авторского права, то правонарушительному действию придается особенное значение: оно принимает форму самостоятельного преступления, именуемого плагиатом, и, во-вторых, если преемственно переходит к другому лицу авторское право, то право авторства еще не переходит, – оно не отчуждаемо и не преемственно.

Относительно авторского права представляются следующие вопросы. Каким лицам принадлежит это право? Что является его содержанием? Какие предметы его и как оно охраняется?

Субъектами авторского права являются: творец литературного, художественного или музыкального произведения – ученый, поэт, драматург, живописец, скульптор, композитор и т. д.

Advertisement

Прежде всего эти лица являются субъектами авторского права; причем по отношению к одному и тому же произведению могут быть один или несколько авторов; в последнем случае им принадлежит произведение по праву общей собственности. Самый факт создания произведений искусства или науки порождает в авторе это право.

Но относительно художественных произведений требуется, как выражается закон, «для отвращения подлогов и процессов», утверждение этого факта правительством, а именно: художник должен предъявить и записать свое произведение у нотариуса и известить о том Академию художеств[22].

Затем авторское право, но без права авторства, может принадлежать и другим лицам, т. е. другие лица могут приобрести его от автора. Автор может продать свое право, может его завещать, оно может перейти по праву законного наследования; точно так же от первого приобретателя оно может перейти и к последующим. Такими приобретателями авторского права могут быть как физические, так и юридические лица[23].

Когда право это переходит от автора по соглашению и заключается в размножении данного произведения путем печати или иным способом, то между ним и автором заключается так называемый издательский договор. Договором этим, который может быть совершен и домашним порядком, автор волен передать свои права вполне или лишь на одно или несколько изданий, может определить срок, до истечения коего он не вправе выпустить нового издания и т. п.

Advertisement

Но если этих условий нет, то предполагается, что уступлено лишь одно издание; в этом случае, и также когда уступается право на одно издание, автор может выпустить второе издание не раньше, как через пять лет со времени выхода первого издания[24], разве бы первое издание разошлось до истечения этого срока.

Но само собой разумеется, если автор прибавит или изменит по крайней мере 2/3 произведения или придаст ему другую форму, так что его можно считать новым произведением, то никакие условия, заключенные с издателем, не лишают автора права выпустить свое произведение новым изданием[25].

Но в иных случаях для перехода авторского права по соглашению последнее не облекается в форму самостоятельного договора, а выводится из других фактов, например, заказчик художественного произведения имеет в силу заказа авторское право[26].

Все лица, по какому бы основанию к ним ни перешло авторское право от автора или от предшествовавших приобретателей, должны для сохранения за собой их права объявить о сделанном приобретении: находящиеся в России – в течение года, а находящиеся за границей – в течение двух лет со дня смерти автора[27], дабы предотвратить нарушение их права. Автор пользуется своим правом пожизненно, правопреемники – только в течение 50 лет со дня смерти автора, если же при жизни произведение не было издано, то со времени появления в свет[28].

Advertisement

Предметом авторского права является, конечно, литературное, художественное или музыкальное произведение, в которых выразилась творческая сила автора. Но степень проявления творчества может быть различной, а потому во многих случаях весьма трудно провести грань между годным и не годным объектом авторского права; легко впасть в крайность и признать за всяким проявлением труда значение предмета авторского права.

Так как за автором признается право на мысль, воплощенную в известную форму, то и творчество как нечто индивидуальное, оригинальное может касаться не только мысли, но и формы, а иногда и одной формы.

Ввиду этого нельзя не признать, при известных условиях, предметом авторского права и перевод[29]: переводчик проявляет свое творчество в выражении чужих мыслей словами другого языка. Точно так же сборник законов, судебных решений, исторических документов, сказок, народных песен, пословиц, хрестоматии и тому подобного суть предметы авторского права[30], хотя творчество в них выражается лишь в одной форме: в языке, системе, а иногда в соединении отдельных статей в один сборник.

В тех случаях, когда в данном произведении творчество проявляется в одной лишь форме, и притом произведение это по мысли и форме есть продукт творчества другого определенного лица, то авторское право принадлежит последнему, а первому – лишь с согласия автора.

Advertisement

Так, частные письма, профессорские лекции, проповеди, судебные речи, музыкальные импровизации определенных лиц и тому подобных составляют предметы права их авторов, а не стенографов и лиц, закрепивших эти произведения на бумаге.

Но в нашем законодательстве допускаются исключения из этого правила; так, в хрестоматиях дозволяется перепечатывать отдельные статьи без согласия авторов[31], дозволяется также повторение гравюр в большей или меньшей величине[697], изображение произведения живописи посредством скульптуры[32] и др.

Что касается содержания авторского права, то, по выражению нашего законодательства, оно заключается в возможности «издавать и продавать» литературные произведения[33], «повторять, издавать и размножать»[34] художественные произведения[35], «издавать и разрешать исполнение» музыкальных произведений[36].

Эти определения можно обобщить и сказать: содержание авторского права заключается в исключительной возможности воспроизводить и размножать свое произведение и, конечно, как уступать это свое право, так и предоставлять осуществление его другим лицам на законных условиях.

Advertisement

Эта-то уступка и передача осуществления права на законных условиях породила и в законодательстве, и в судебной практике мысль, что в содержание авторского права входят и другие права, кроме права воспроизведения и размножения; например, как мы видели, наш закон вносит в авторское право – право композитора давать разрешение на исполнение своего произведения; это не часть авторского права, а случай передачи осуществления своего права воспроизведения другому лицу.

Если считать это право составной частью авторского права, то придется сказать, что по гражданским законам, в противность постановлениям уголовного уложения[37], драматург не имеет права разрешать или не разрешать публичного исполнения своего произведения – закон об этом не говорит, а между тем он право на это имеет: в праве этом выражается возможность передачи осуществления своего авторского права.

С другой стороны, в состав авторского права вносят право получения поспектакльной платы, право дарового посещения театра, опер, выставок, предоставляемого автору. Это тоже не составные части авторского права; это особые права, выговоренные автором при передаче осуществления или при уступке своего права другому лицу или учреждению.

В практике возник вопрос: переходят ли эти права к преемникам автора? При разрешении этого вопроса исходили из авторского права, а между тем следовало бы исходить из общих соображений о гражданских правах: если данное право имущественное, оно переходит к преемникам, если личное – не переходит.

Advertisement

С этой точки зрения, например, выговоренное в свою пользу право автора на поспектакльную плату как право имущественное переходит к преемникам, а право дарового посещения театра, оперы, выставки – не переходит.

Наконец, охраняется авторское право как уголовным, так и гражданским иском. Нарушение авторского права выражается в различных формах преступления: в плагиате как нарушении вместе с авторским правом права авторства, в контрафакции как воспроизведении механическим путем данного произведения, без нарушения права авторства и др. Вопрос этот выходит из области гражданского права.

Что касается гражданского иска[38], то он заключается в вознаграждении за убытки, причем к нему применяются общие правила; специально закон упоминает лишь о вознаграждении за убытки, причиненные самовольным изданием произведения, уже ранее изданного; в этом случае убытки «исчисляются по соображению действительной платы за все изготовление экземпляров самовольного издания с продажной ценой, объявленной законным издателем».

Например, если незаконный издатель затратил на издание 500 руб., а законный издатель выручил с прежнего издания, по объявленной цене за экземпляр, 2 000 руб., то он вправе с первого требовать не эту сумму, а 2000 – 500 руб., т. е. 1 500 руб. Этот расчет, конечно, применяется к тому случаю, когда незаконное издание распродано, вполне или частью; экземпляры же нераспроданные отбираются у незаконного издателя в пользу законного[39]. – А. Г.)

Advertisement

[1] Ст. 423.

[2] Ст. 432.

[3] Ст. 543.

[4] В. у. м. Г. С. от 14 декабря 1893 г. – С. уз., 1894, ст. 94.

Advertisement

[5] Там же.

[6] Местное положение о поземельном устройстве крестьян, водворенных на помещичьих землях в губерниях Великоросских, Новороссийских и Белорусских. Прил. к т. IX, cт. 110.

[7] В. у. м. Г. С. от 8 июня 1893 г. – С. уз., ст. 939.

[8] В. у. м. Г. С. от 8 июня 1893 г. – С. уз., ст. 939.

Advertisement

[9] Ст. 545-547, 554.

[10] Ст. 548, 549, 555.

[11] Ст. 555.

[12] Наше законодательство придает такое важное значение делению вещей на раздельные и нераздельные, что все изложение об общем праве собственности делит на два отдела: в одном говорит о праве собственности общем в имуществах нераздельных, в другом – о праве собственности общем в имуществах раздельных.

Advertisement

Но деление это проявляет свое значение только при прекращении общего права собственности, а пока оно существует, все равно – раздельно ли имущество, подлежащее общему праву собственности нескольких лиц, или нераздельно.

[13] Ст. 393.

[14] Ст. 1324, 1325.

[15] Ст. 1322, 1324.

Advertisement

[16] Ст. 1315.

[17] Ст. 1313, 1317.

[18] Ст. 1337; Нот. пол., ст. 158 п. 4. Наше законодательство постановляет особо о разделе общего права собственности и разделе наследства. Но в постановлении о разделе наследства повторяет себя; отчасти же определения, касающиеся раздела наследства, относятся и к разделу права собственности.

[19] Ст. 1324.

Advertisement

[20] Ст. 551, 552, 1374.

[21] Ст. 420, пр. 2.

[22] Ст. 420, пр. 2; прил. к прим. 2 ст. 29.

[23] Ук.ист.; прил. к прим. ст. 22–25, 31.

Advertisement

[24] Там же; прил. к прим. 2 ст. 3.

[25] Там же; прил. к прим. 2 ст. 5.

[26] Там же; прил. к прим. 2 ст. 31, 32.

[27] Ук. ист.; прил. к прим. 2 ст. 6, 34, 41.

Advertisement

[28] Ст. 1185.

[29] Ст. 420; прил. к прим. 2 ст. 1.

[30] Там же; прил. к прим. 2 ст. 2.

[31] Там же; прил. к прим. 2 ст. 14.

Advertisement

[32] Там же; прил. к прим. 2 ст. 37, п. 3.

[33] Ук. ист.; прил. к прим. 2 ст. 39.

[34] Там же, прил. к прим. 2 ст. 1.

[35] Там же, прил. к прим. 2 ст. 28.

Advertisement

[36] Там же; прил. к прим. 2 ст. 42, 43.

[37] В понятие «повторять» входит и постройка зданий по плану зодчего (cт. 420, прил. к прим. 2 ст. 37, п. 4).

[38] У. н., cт. 1684.

[39] У. г. с., cт. 31, п. 2.

Advertisement

[40] Ст. 420; прил. к прим. 2 ст. 20.

error: Content is protected !!