Press "Enter" to skip to content

Оружничие

Как наименование казначея произошло от “казны”, так наименование оружничего от “казенной оружничей палаты”, содержавшей царскую оружейную казну и состоявшей в заведовании оружничего. Такие оружничьи палаты существовали, конечно, с самых древних времен, так как и самые древние князья имели свое войско, которое вооружали на свой собственный счет. Несмотря на это, “казенная оружничья палата”, если не ошибаемся, впервые упоминается Котошихиным, а об оружничих наши сведения не восходят далее начала XVI века.

Оружейная казна, как и всякая иная, входя в состав княжеского двора, первоначально ведалась, надо полагать, тиунами и ключниками. В летописных рассказах, относящихся к началу XIII века, мы встречаем княжеских меченосцев. Можно думать, что в лице этих меченосцев и обособилась впервые должность хранителей княжеской оружейной казны. Меченоши не только носят княжеское оружие, но и хранят его. Делаем это предположение на том основании, что, по свидетельству памятников начала XIII века, меченоши – люди довольно высокого положения.

“Великий князь Всеволод, – читаем в Лаврентьевской летописи, – посла с полком Кузму Ратьшича, меченошю своего, и взя Тепру и возвратися со многим полоном в Володимер”(1210).

Этот древнейший, известный нам меченосец называется по имени и по отчеству с окончанием на “вич”; ему поручается главное начальство над полком князя в самостоятельной военной экспедиции. Он пользуется, значит, особым доверием своего государя. Можно думать, что деятельность такого меченоши далеко уже вышла за пределы того понятия, которое выражается в его наименовании. Весьма вероятно, что меченоши XIII века княжеского меча уже и не носили, предоставляя это более мелким чинам, а хранили княжескую оружейную казну и начальствовали над войском.

Другое известие о меченошах XIII века находим под 1225 г.:

“Той же зимы повоеваша литва окола града Торжку, бяше бо их 7000, и гость биша и Торопецкую волость взяша всю. Князь же Ярослав и Володимир с новоторжцы, новогородцев мало, торопчане же поидоша по них и сугнаша их на Всвяте, полон весь отьяша, а самех избиша 2000 мужь, ту же убища литва торопецкаго князя, Давыда, и Василья, меченошю Ярославля” (Новогор. IV).

Из убитых поименно названы только князь да меченоша.

В таком же почетном положении являются и оружничие позднейших московских памятников. Они встречаются в должности послов (ПСЛ. VIII. 260. 1516).

На высокое положение московских оружничих указывает и то обстоятельство, что оружничество соединяется с окольничеством и боярством. Оружничий, получивший звание окольничего или боярина, продолжает быть оружничим. В это звание назначаются люди родовитые. Из восьми известных нам оружничих[1] четверо – князья, остальные принадлежат к фамилиям, бывавшим в окольничих и боярах. Четверо из восьми достигли боярства и остались оружничими.

В XVII веке ведомство оружничего расширилось. Он управляет Оружейным приказом, в состав которого вошла и старая “казенная оружничья палата”. Но Оружейный приказ не хранит только оружие, как оружейная палата; он озабочен изготовлением его и закупкой. Необходимые для этого средства получаются из приказа Новая Четверть, во главе которого стоит тот же оружничий[2]. В Оружейном приказе при оружничем сидит один дьяк, в Новой Четверти – два.


[1] Оружничими были: в 1511 – 1522 А.М.Салтыков, первый известный Шереметевскому списку оружничий; 1523 – 1532 Н.И.Карпов, 1533 – 1549 кн. Ю.И.Щетинин, 1550 – 1564 Л.А.Салтыков (с 1563 боярин и оружничий), 1564 – 1572 кн. А.И.Вяземский, 1573 – 1577 кн. Иван Деветелевич, 1578 – 1610 кн. Б.Я.Бельский (с 1605 боярин и оружничиий; в 1656 г. умер боярин, дворецкий и оружничий Г.Г.Пушкин; Б.М.Хитрово в книге на 1658 г. показан окольничим и оружничим, в книге на 1668 – боярином и оружничим, в книге на 1676 г. – боярином, дворецким и оружничим.

[2] У Котошихина с. 89:

“Приказ новая Четверть; а сидит в том приказе окольничий и ору-жейничей, да два дьяка…” (20).

“Оружейной приказ; а ведает тот приказ тот же окольничей, что и Новую Четверть, а с ним дьяк…” (21).

Это не совсем точно. Оружничий не непременно окольничий, он может быть и боярином; а может не быть ни тем, ни другим. Правильнее было бы сказать: “ведает… тот же оружничий”.

Comments are closed.

error: Content is protected !!