Субъекты права Анализ законодательства Государственное право Закон История государственности России История права Личные права Основы государственного строя Физические лица

Оружничие

Как наименование казначея произошло от “казны”, так наименование оружничего от “казенной оружничей палаты”, содержавшей царскую оружейную казну и состоявшей в заведовании оружничего.

Такие оружничьи палаты существовали, конечно, с самых древних времен, так как и самые древние князья имели свое войско, которое вооружали на свой собственный счет. Несмотря на это, “казенная оружничья палата”, если не ошибаемся, впервые упоминается Котошихиным, а об оружничих наши сведения не восходят далее начала XVI века.

Оружейная казна, как и всякая иная, входя в состав княжеского двора, первоначально ведалась, надо полагать, тиунами и ключниками. В летописных рассказах, относящихся к началу XIII века, мы встречаем княжеских меченосцев.

Advertisement

Можно думать, что в лице этих меченосцев и обособилась впервые должность хранителей княжеской оружейной казны. Меченоши не только носят княжеское оружие, но и хранят его. Делаем это предположение на том основании, что, по свидетельству памятников начала XIII века, меченоши – люди довольно высокого положения.

“Великий князь Всеволод, – читаем в Лаврентьевской летописи, – посла с полком Кузму Ратьшича, меченошю своего, и взя Тепру и возвратися со многим полоном в Володимер”(1210).

Этот древнейший, известный нам меченосец называется по имени и по отчеству с окончанием на “вич”; ему поручается главное начальство над полком князя в самостоятельной военной экспедиции. Он пользуется, значит, особым доверием своего государя.

Можно думать, что деятельность такого меченоши далеко уже вышла за пределы того понятия, которое выражается в его наименовании. Весьма вероятно, что меченоши XIII века княжеского меча уже и не носили, предоставляя это более мелким чинам, а хранили княжескую оружейную казну и начальствовали над войском.

Advertisement

Другое известие о меченошах XIII века находим под 1225 г.:

“Той же зимы повоеваша литва окола града Торжку, бяше бо их 7000, и гость биша и Торопецкую волость взяша всю. Князь же Ярослав и Володимир с новоторжцы, новогородцев мало, торопчане же поидоша по них и сугнаша их на Всвяте, полон весь отьяша, а самех избиша 2000 мужь, ту же убища литва торопецкаго князя, Давыда, и Василья, меченошю Ярославля” (Новогор. IV).

Из убитых поименно названы только князь да меченоша.

В таком же почетном положении являются и оружничие позднейших московских памятников. Они встречаются в должности послов (ПСЛ. VIII. 260. 1516).

Advertisement

На высокое положение московских оружничих указывает и то обстоятельство, что оружничество соединяется с окольничеством и боярством. Оружничий, получивший звание окольничего или боярина, продолжает быть оружничим.

В это звание назначаются люди родовитые. Из восьми известных нам оружничих[1] четверо – князья, остальные принадлежат к фамилиям, бывавшим в окольничих и боярах. Четверо из восьми достигли боярства и остались оружничими.

В XVII веке ведомство оружничего расширилось. Он управляет Оружейным приказом, в состав которого вошла и старая “казенная оружничья палата”. Но Оружейный приказ не хранит только оружие, как оружейная палата; он озабочен изготовлением его и закупкой.

Необходимые для этого средства получаются из приказа Новая Четверть, во главе которого стоит тот же оружничий[2]. В Оружейном приказе при оружничем сидит один дьяк, в Новой Четверти – два.

Advertisement

[1] Оружничими были: в 1511 – 1522 А.М.Салтыков, первый известный Шереметевскому списку оружничий; 1523 – 1532 Н.И.Карпов, 1533 – 1549 кн. Ю.И.Щетинин, 1550 – 1564 Л.А.Салтыков (с 1563 боярин и оружничий), 1564 – 1572 кн. А.И.Вяземский, 1573 – 1577 кн. Иван Деветелевич, 1578 – 1610 кн. Б.Я.Бельский (с 1605 боярин и оружничиий; в 1656 г. умер боярин, дворецкий и оружничий Г.Г.Пушкин; Б.М.Хитрово в книге на 1658 г. показан окольничим и оружничим, в книге на 1668 – боярином и оружничим, в книге на 1676 г. – боярином, дворецким и оружничим.

[2] У Котошихина с. 89:

“Приказ новая Четверть; а сидит в том приказе окольничий и ору-жейничей, да два дьяка…” (20).

“Оружейной приказ; а ведает тот приказ тот же окольничей, что и Новую Четверть, а с ним дьяк…” (21).

Advertisement

Это не совсем точно. Оружничий не непременно окольничий, он может быть и боярином; а может не быть ни тем, ни другим. Правильнее было бы сказать: “ведает… тот же оружничий”.

error: Content is protected !!