Press "Enter" to skip to content

Проверка нового разграничительного признака на объективном праве культурных народов прошедшего времени, и ее благоприятный результат

У народов государственного образа жизни, как просвещенных прошедшего времени[1], так и полуобразованных, варварских и даже диких настоящего и прошедшего, правоучредители, отличая уголовное правонарушение от неуголовного, обыкновенно считают разграничительным признаком отношение между правонарушением и состоянием преступности правонарушителя.

Они обыкновенно признают уголовным то правонарушение, в котором, по их мнению, проявляется во внешнем мире состояние преступности правонарушителя. Наоборот, они обыкновенно считают неуголовным то, в котором, по их мнению, не воплощается состояния преступности.

Два обстоятельства служат вескими доказательствами этого относительно просвещенных правоучредителей прошлого времени.

Во-первых, цивилизованное право прошлого времени не знает преступности правонарушения без преступности правонарушителя. Признавая, что данное лицо по какой-нибудь причине, напр., по малолетству, безумию или сумасшествию, безусловно, не способно быть преступником, просвещенные правоучредители не признают преступным никакого правонарушения, учиненного этим лицом[2].

Во-вторых, просвещенное право прошлого времени, как в системе наказаний, так и в системе обложения ими преступлений, содержит веские доказательства, что учредители его, признавая правонарушителя преступным, видят в нем длящееся состояние преступности, а внешним выражением и вместе с тем доказательством этого состояния считают то самое правонарушение, за учинение которого он признан преступником.

В самом деле, учреждая наказания для преступников, правоучредители устанавливают очень много таких, которые более или менее приспособлены пресекать наказуемым физический доступ к учинению новых уголовных правонарушений.

Таковы – постепенно сокращающаяся смертная казнь, изгнание, ссылка без каторги и обыкновенно ссылка с каторгой, долгосрочное наказательное заключение, медленно, понемногу снабжаемое способностью к исправлению наказуемых, широко распространяющееся взамен отменяемых и сокращаемых смертных казней и телесных наказаний, полицейский надзор, лишение прав на некоторые занятия[3] и т. д.

Вместе с тем понемногу учреждаются, распространяются и развиваются как наказания, приспособленные к исправлению преступников, так и наказания, приноровленные совместно и к исправлению, и к пресечению.

Представителями исправительных наказаний постепенно выступают: во-первых, особое наказательное заключение для преступных малолеток, направленное к воспитанию их в духе религии, нравственности и трудолюбия, а также к снабжению умственным и профессиональным образованием[4], и, во-вторых, разнообразные усовершенствованные системы краткосрочного и среднесрочного наказательного заключения для взрослых преступников.[5]

Представителями же исправительно-пресекательных наказаний постепенно являются разные усовершенствованные системы долгосрочного наказательного заключения, без соединения или даже в соединении со ссылкой[6]. Наконец, просвещенное право прошлого времени у одних народов щедрее, у других скупее провозглашает усиление наказания за рецидив[7].

Эти факты имеют глубокое значение. He признавая длящегося состояния преступности в уголовном правонарушителе, было бы нелепо учреждать исправительные, пресекательные и исправительно-пресекательные наказания, а также в виде общего правила усиливать наказание за рецидив. Предположить же, что весь этот систематический, сложный образ действий был результатом неосновательного убеждения – нет ни малейшего повода.


[1] Просвещенные народы нашего времени достигли образованности в разное время, но сравнительно в недавнее – не более ста лет тому назад. Рассматривая эти народы за прошлое время их образованности, я и называю их просвещенными народами прошедшего времени.

Как бы ни были гениальны, высокообразованны и гуманны единичные личности, нельзя признать просвещенным народ, пока палка, кнут, изувечения и жестокие смертные казни служат постоянными законными руководителями его жизни.

Вторая же половина XVIII века была как раз той переходной эпохой, когда для передовых народов европейского происхождения кончалось иго жестокости, невежества, суеверия и понемногу в упорной борьбе с тьмой наступало царство света.

[2] См., напр., Geib-Lehrbucli II В. § 72. Бернер в переводе Неклюдова. Учебник. Т. I. § 77 и добавление Неклюдова к § 77. § 80 и добавление Неклюдова к § 80. Ortolan-Elements I. NN 278.279.283-291. 337-340. Таганцев. Лекции. Часть общая. Вып. II. 1888. NN 358. 359. William Blackstone – Commentaries… with notes etc. by George Chase Book IV. Chap II NN I and II.

[3] Geib – Lehrbucli II B. §§ 117. 118. Бернер в переводе Неклюдова – Учебник Т. I § 120 и добавление Неклюдова к § 120; § 122 и добавление Неклюдова к § 122 период V. И. Фойницкий – Ссылка на Западе. 1881. James Fitgjames Stephen – A history of the crim. law. Vol. I. Chap. XIII p. 471-478. 480-483. 485-487. Sir Edmund F. du Cane – The punishment and prevention of crime. 1885. Ch. II p. 17-29. III. p. 45-64. Ch. V. p. 115-151.

P. Aschrott – Strafensystem und Gefangnisswesen in England. 1887 §§ 2. 3. 5, 10. Frans von Holfeendorff und Eugen von Jagemann – Handbuch des Gefangnisswesens. in Einzelbeitr’agen. I B. 1888. s. 161-164. 171-172. 174-193. 201-203. 207-243. 247-343. 351-360. Krohne-Lehrbucli der Gefangniskunde. §§ 7-30. Tallack – Principles Ch. II.

Фойницкий – Учение о наказании. Стр. 137-145. 191. 203-235. 269-298. 308-318. Владимиров – Учебник, стр. 156. 178 – 179. 188 – 189. Сергеевский – Рус. уг. право, стр. 130-132. 150-152. 157-158. Пусторослев – Понятие о незаменимой саморасправе, стр. 39-40.

[4] А. Бойдановский – Молодые преступники 1870. Ortolan – Elements. T II. NN 1541-1545. А. Кистяковский – Молодые преступники. Б. Никитин – Тюрьма и ссылка. 1880. Стр. 279-335. Du Cane – The punishment. Chap. VIII Aschrott – Strafensystem § 9.

Holtsendorff und Jagemann – Handbuch II B. 1888. X Buch. Absch. II. Die Zwangserziehung und die Bestrafung Jugend – Heher. Von Dr. Fohring. Tallack – Principles Chap. XVI. Krohne – Lehrbucli § 10 s. 6872; § 12 V; § 14 IV; § 15 III; § 16 IV; § 21 III; § 32. Фойницкий – Учение, стр. 443-452. 455-460. 466-479.

[5] Ortolan – Elements T. II. NN 1501-1517. 1518. 1519. Du Cane – Punishment. Ch. III. p. 45-64. Aschrott – Strafensystem. § 5. s. 74-86. Hottzendorff und Jagemann – Handbuch I B. s. 89-96. 101-102. 106-111. 162-164. 171-172. 187-193. 201-202. 204. 212-217. 247-251. 257. 265-266. 270. 275-276. 284-286. 293-295. 296-301. 306-313. 316. 320-326. 331-332. 341-342. 358-360.

Krohne – Lehrbuch § 9; § 10 s. 6268; § 12 s. 79-80; § 13; § 14 II; § 15 II; § 16 I-III; § 17 II; § 18 II-III; § 19 II; § 20 II-IV; § 21; § 27 III-VII; § 28; § 29; § 30 I-III; Фойницкий – Учение, стр. 331-353. 356-360.

[6] Ortolan – Elements T. II N 1517. Du Cane – Punishment. Ch. V. VI. Aschrott – Strafensystem §§ 3. 4 und Abschnitt III. Holtsendorff und JagemannHandbuch. s. 98-100. 103-105. 301-304. Krohne – Lehrbuch § 10 s. 55-62; § 11; § 15 II; § 16 I-III; § 17 II; § 19 II; § 21; § 29; § 301-II. Фойницкий – Учение, стр. 206-259. 353. 356. 358. 399-415.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.

error: Content is protected !!