Press "Enter" to skip to content

Разграничительный признак преступного и необходимость его исследования на основании объективного права, начиная с культурных народов нашего времени

Разграничительным признаком, с логической точки зрения, служит только то, что свойственно каждому явлению одной из двух разграничиваемых групп и не свойственно ни одному явлению другой[1].

Следовательно, и разграничительным признаком преступного в области неправомерного может быть только то, что свойственно каждому уголовному правонарушению и не свойственно ни одному неуголовному.

Напротив, что встречается в некоторых или даже во всех уголовных правонарушениях, а вместе с тем попадается и в не уголовных, хотя бы только в очень немногих, то логически не может быть разграничителем преступного.

Advertisement

Выяснив общие условия, которым должен удовлетворять отличительный признак преступности, с точки зрения логики, укажем теперь, на какой почве мы намерены его исследовать.

Желая определить понятие о преступлении на основании положительного права, мы, естественно, должны исследовать интересующий нас признак на почве положительного же права. Это не подлежит сомнению. Но вопрос в том, где выгоднее начать работу в интересах ее основательности и успешности. Он должен быть выяснен заранее, и к нему мы тотчас приступим.

В бесконечном ряду неправомерного, простирающемся на многие тысячелетия в глубь истории, нам более всего известны правонарушения у просвещенных народов нашего времени. С этих посягательных мы и начнем исследование.

У современных культурных народов встречается многое множество правонарушений. Вся масса правонарушительного подразделяется на несколько категорий. К первой принадлежат уголовные правонарушения, напр., убийство человека человеком, в состоянии вменяемости и вменения, при отсутствии условий правомерности этого поступка; ко второй – гражданские, напр., неуплата долга должником кредитору по наступлению срока; к третьей – финансовые, напр., неуплата подати гражданином государству по наступлению срока; к четвертой – дисциплинарные, напр., леность арестанта при выполнении обязательной работы, появление солдата с расстегнутой или невычищенной пуговицей на смотру и т. д.

Advertisement

Не перечисляем все категории по именам потому, что классификация и номенклатура всех правонарушений во всей совокупности правонарушительного до сих пор еще не выработаны. Классифицировать же и окрещивать особыми названиями всю массу правонарушений нам нет надобности.

Интересуясь лишь отграничением преступного от непреступного в сфере правонарушительного, мы не имеем ни малейшей необходимости рассматривать в отдельности все категории неправомерного. Нам достаточно взять категорию уголовных правонарушений и сравнить ее с категориями неуголовных.

Далее, как между днем и ночью нет резкой границы, как между ними находится некоторое переходное состояние неопределенного характера в виде сумерек, точно так же между областью неуголовных и областью уголовных правонарушений нет пропасти, точно также и между ними лежит промежуточная полоса, занятая правонарушениями неопределенного, сомнительного характера: не то уголовными, не то не уголовными, а дисциплинарными или иными, как, напр., неявка свидетеля в суд для дачи показаний, без уважительных причин, вопреки надлежащему вызову со стороны суда.

Исследуя разграничительный признак преступного, мы оставим эту среднюю полосу без рассмотрения. Основание очевидно: он не проявляется в ней с достаточной ясностью, а потому и уловить его здесь мудрено.

Advertisement

Наконец, и в самой области преступного встречаются две группы правонарушений. К первой принадлежат те, которые верховная государственная власть признала уголовными путем закона или законодательного одобрения обычаев[2]. Ko второй относятся те, которых эта власть признала уголовными путем безмолвного одобрения обычаев[3].

Работая над уголовными правонарушениями первой группы, мы имеем дело с материалом, бесспорно, надлежащего качества. Обращаясь же к преступлениям второй, мы вступаем в такой круг, где трудно отличить доброкачественный материал от недоброкачественного. Констатировать наличность безмолвного одобрения обычаев иногда трудно, а иногда и невозможно.

От ошибки никто не застрахован. Ввиду этих обстоятельств, желая обеспечить себе возможность правильно определить разграничительный признак преступного, мы оставим без рассмотрения все уголовные правонарушения второй группы и обратим внимание на правонарушения первой.

Таким образом, исследуя разграничительный признак преступного у цивилизованных народов нашего времени и желая наиболее обеспечить себе возможность правильного определения, мы поступим следующим образом.

Advertisement

Мы возьмем те правонарушения, которые верховная власть этих народов признала уголовными путем закона или законодательного одобрения обычаев, и сравним их с остальными современными правонарушениями, несомненно не имеющими никакого уголовного характера.

При сравнении же подвергнем исследованию те пункты, где подозревается или даже может быть заподозрено присутствие искомого разграничительного признака.

Покончив с предварительными объяснениями, перейдем к делу. Обратимся к исследованию, в чем заключается разница между уголовным правонарушением и неуголовным.


[1] Н. Зверев. Основания классификации государств в связи с общим учением о классификации, 1883. Гл. V. стр. 128-130.

Advertisement

[2] Как называются эти уголовные правонарушения, называются ли они преступлениями, или проступками, или нарушениями, crime, delit, contravention, crimine, delitto, contravvenzione, Verbrechen, Vergehen, Uebertretung, crime, felony, misdemeanor etc., это безразлично.

[3] Таких уголовных правонарушений много в Англии, Шотландии, Ирландии и некоторых из североамериканских Соединенных Штатов.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.