Press "Enter" to skip to content

О правах лиц, достигших 17-летнего возраста, по управлению имением и совершению актов и сделок

1. Попечитель, избранный достигшим 14-летнего возраста, сохраняет свои права попечителя и по достижении несовершеннолетним 17 лет, без особого об этом распоряжения со стороны опекунского учреждения (76/447). Права же и обязанности опекуна прекращаются сами собой с момента достижения несовершеннолетним 17-летнего возраста (79/270).

2. Попечитель должен быть утвержден в этом звании подлежащим опекунским учреждением. Правило это распространяется и на родителей (87/78).

3. Несовершеннолетние свободны в выборе попечителя. Поэтому замужняя дочь вправе избрать себе попечителем не отца, а мужа (72/744) и даже постороннее лицо (74/670).

4. Обязательство, принятое попечителем самостоятельно, без участия несовершеннолетнего, для последнего недействительно (76/488).

5. Точно так же ничтожен и акт, данный несовершеннолетним в пользу попечителя (74/314; 71/508).

6. Согласие попечителя может быть выражено или на самом обязательстве несовершеннолетнего, или в отдельном акте, но с тем, чтобы не было сомнения, что попечитель разрешил несовершеннолетнему совершить именно данный акт (75/981).

7. Если несовершеннолетним с согласия попечителя выдана доверенность на ходатайство по делу и предоставлено, между прочим, окончить дело миром, то заключенная поверенным мировая сделка действительна, хотя на заключение именно этой сделки попечитель и не выразил особо своего согласия (74/521).

8. Если попечитель, который призван законом только дополнять своим участием волю несовершеннолетнего, оказывается поверенным сего последнего, действующим на основании общей его доверенности, то нет налицо взаимодействия воли, совершающей сделки, и воли, разрешающей это совершение, почему “обязательство, выдаваемое от лица несовершеннолетнего, оказывается заключенным с нарушением условий, предписанных законом в 220 ст. Х т. ч. 1, и как таковое не имеет для несовершеннолетнего никакого значения и силы” (86/49).

9. Для разрешения вопроса о силе отречения несовершеннолетней от наследства, учиненного в рядной записи, должны быть приняты в основание общие правила совершения актов от имени несовершеннолетних, изложенные в означенной статье, и рядную запись следует отнести к числу упоминаемых в статье этой “актов и сделок”.

Так как наделение приданым обусловливается отречением от наследства лишь тогда, если доля наделяемой в будущем наследстве предполагается превышающей стоимость приданого, то в этом случае необходимо, чтобы попечитель помог несовершеннолетней разумно взвесить выгоду и невыгоду предлагаемой сделки.

Участие отца отнюдь не может заменить собой согласие попечителя, так как, получая от дочери акт отречения от наследства, отец действует не как одна с нею сторона в договоре, а как контрагент.

Если же контрагентом несовершеннолетнего является сам попечитель, то для изъявления согласия на такую сделку необходимо назначение особого попечителя, ибо лицо, изъявляющее в договоре волю одной из сторон, не может быть в то же время изъявителем либо восполнителем и воли своего контрагента (1903/88). – См. ст. 1002.

10. Принятие попечителем участия в действиях несовершеннолетнего равносильно изъявлению им согласия, хотя бы это и не было положительно выражено в подписи (71/442).

Но когда попечителями были назначены мать несовершеннолетнего и еще другое лицо, то акт, выданный несовершеннолетним и его матерью без означения, что мать подписалась в качестве попечительницы, не признается выданным с согласия попечителя (74/29).

11. Несовершеннолетний, по достижении 17 лет приобретая некоторую правоспособность, вправе совершать юридич. действия в пределах этой правоспособности и без согласия попечителя.

Так, он вправе искать и отвечать на суде (73/1355; 75/205; 78/122; 79/118), отчуждать движимость (69/324) или приобретать ее на наличные деньги (71/596), дозволять отдачу вещей в залог (74/670), получать проценты с капитала (71/858) и причитающиеся ему по имению деньги (80/98), уничтожать доверенность на управление его делами (75/928) и т.п.

111. Несовершеннолетний, вступивший по достижении 17-летнего возраста в управление своим имением, вправе отдавать оное по письменным договорам в аренду без согласия на то попечителя, и такие договоры признаются действительными, если только они не вредят несовершеннолетнему своей убыточностью.

(Реш. Гр. Касс. Деп. 11 марта 1909 г. по д. Богуславской.)

112. Сила 220 ст. Зак. Гр., на основании коей несовершеннолетние, достигшие 17-летнего возраста, вступают в управление своим имением с некоторыми ограничениями относительно совершения имущественных сделок, требующих для их действительности согласия попечителя, должна быть распространена и на несовершеннолетних сирот-крестьян, достигших указанного возраста (Общ. Собр. 1, 2 и Кас. Деп. 1905 г., N 33).

12. Лица, вступающие в сделку с несовершеннолетними, сами обязаны заботиться о том, чтобы он имел на выдачу обязательства письмен. согласие попечителя. Но нельзя требовать от вступающих в сделку, чтобы они входили в рассмотрение: правильно ли действовало опекунск. учреждение при утверждении попечителя.

Если это утверждение вышло из пределов, ему предоставленных, то это может влечь за собой лишь отмену постановления опекунского учреждения, но не уничтожение сделок, заключенных несовершеннолетними с согласия попечителя (81/170).

13. Согласие опекуна на выдачу обязательства несовершеннолетним не может быть доказываемо свидетельскими показаниями (69/680).

14. Особый иск об уничтожении ничтожных в силу самого закона актов несовершеннолетнего представляется излишним. Точно так же и давность никакого действия тут иметь не может, ибо давность не способна создать обязательство (1903/88).

141. Правоспособность несовершеннолетнего должна обсуждаться по законам страны, к которой принадлежит несовершеннолетний; здесь место выдачи обязательства или место нахождения имения не имеют значения (81/183).

15. См. ст. 180, 219, 221, 222 и 260.


16. Наша практика склоняется к тому, чтобы устранить несовершеннолетнего от актов, направленных к отчуждению и обременению недвижимости, к совершению кредитных сделок. Напротив, ему разрешается продавать движимость, приобретать ее на наличные деньги, получать проценты с капитала, отдавать дом в наем, искать и отвечать на суде.

Но такое расширение дееспособности не согласуется с выражением закона и с целью попечительства, а потому, признавая неправильной вообще попытку переименовать разрешаемые несовершеннолетнему сделки, мы должны, напротив, обращать внимание на каждую сделку в отдельности и определить, не выходит ли она из пределов управления, вызывается ли она задачами управления.

Только при соответствии данной сделки с целью управления можно признать за ней юридическую силу. По таким сделкам несовершеннолетний вправе и предъявлять иски, и отвечать по предъявленным к нему без участия попечителя, хотя закон наш (ст. 19 Уст. Гр. Суд.) как будто имел в виду лишить несовершеннолетнего всякой процессуальной самостоятельности.

Проф. Г.Ф. Шершеневич. – “Учебник русск. гражд. права”, стр. 92-93.

17. На выражения ст. 220, по которой объявляются недействительными только выданные несовершеннолетними без согласия попечителей обязательства, т.е. как бы обязательства, облеченные в письменную форму, но не обязательства словесные, скорее следует смотреть как на последствие ее неудачной редакции, но ни в каком случае нельзя из них выводить то заключение, чтобы обязательства, принимаемые на себя несовершеннолетними без согласия попечителей, словесно, как бы ни были они для них обременительны, могли считаться действительными.

К. Анненков. – “Сист. русск. гражд. права”, т. I: Общая часть, изд. 2-е, 1899 г., стр. 196.

18. За несовершеннолетними не должно быть признаваемо право на совершение без согласия их попечителей только такого рода актов и действий, которые бы клонились к распоряжению их имуществом, т.е. его отчуждению или обременению какими-либо правами в пользу других лиц, а также к обременению его долгами, а никак не сделок собственно по управлению их имуществом, осуществление которого им законом дозволено непосредственно без участия их попечителя.

К. Анненков. – Там же, стр. 195.

19. На основании ст. 220 следует прийти к заключению, что дееспособность признается вполне, без всяких ограничений, за несовершеннолетними от 17-21 года по всем делам, связанным с управлением его имением. По таким делам они могут вступать в юридические сделки и защищать свои права на суде, а по остальным лишь при участии попечителя.

Проф. А.Х. Гольмстен. – “Учебник русск. гражд. судопр.”, 4-е изд., 1907 г., стр. 95.

20. За несовершеннолетними должно быть признано, безусловно, право самостоятельно искать и отвечать на суде по всем делам, но с тем, однако же, ограничением, что для совершения ими на суде таких актов, которые относятся до распоряжения их имуществом, его отчуждения или обременения какими-либо правами и долгами, необходимо требовать на основании 220 ст. согласия их попечителей.

К. Анненков. – “Сист. русск. гражд. права”, т. I, стр. 198.

21. Право управления, предоставленное 17-летнему без права заключать “какие-либо сделки”, немыслимо; поэтому надо это запрещение толковать в связи с основной мыслью закона: в границах управления заключение сделок дозволено несовершеннолетнему без участия попечителя, а за этими пределами только с согласия попечителя. Так как попечитель не управляет имуществом несовершеннолетнего, а управляет этот последний, то на попечителе не лежит обязанности представлять отчетов.

Проф. А.И. Загоровский. – “Курс семейного права”, 1909 г., стр. 561-562.

22. Утверждение Сената, что несовершеннолетнему предоставляется право управления имением, а следовательно, и право получения с него доходов (реш. 1871 г., N 858), не имеет под собой никакой опоры в законе, ибо нельзя понять, почему следует считать получение дохода с имения от арендатора не юридической сделкой и упускать из виду, что в 220 ст. категорически высказано запрещение вступать несовершеннолетним в какие-либо сделки без согласия попечителя.

К.П. Змирлов. – “О недост. наш. гражд. зак.”, “Журн. гражд. и уголов. права”, 1883 г., кн. 2, стр. 155-156.

23. Наш закон ни при каких условиях не дозволяет несовершеннолетним составлять духовные завещания (даже и с согласия попечителя); из общего смысла закона также вытекает, что несовершеннолетний не может совершать дарственных актов и с согласия попечителя, ибо безвозмездное отчуждение, уменьшая общую массу имущества отчуждающего, очевидно, причиняет разорение и ущерб.

Изъявить свое согласие на такого рода действие несовершеннолетнего попечитель не вправе и не может, так как цель его попечительства поддержать благосостояние лица, вверенного его попечению, и заботиться об имущественной его пользе.

Поэтому понятно, например, запрещение Кодекса Наполеона (904 ст.) и Гражд. Уложения Итальянского Королевства (1052) совершать дарственные акты от имени несовершеннолетних лиц.

К.П. Змирлов. – Там же, стр. 158-159.

24. Несовершеннолетний, достигший 18 лет, вправе заключать договоры, касающиеся обыкновенных потребностей жизни соответственно имущественному и общественному его положению.

“Гражданское Уложение”. – “Пр. Ред. Ком. 1905 г.”, ст. 505.

241. Опекаемый, которому опекунским учреждением будет разрешено открыто или молчаливо заниматься самостоятельно определенной профессией или ремеслом, может совершать все сделки, необходимые для правильного отправления этой профессии или этого ремесла. По этим сделкам он отвечает всем своим имуществом.

“Швейцарское Гражданское Уложение”, 1907 г., ст. 412.

25. В Англии и в Соединенных Штатах повсеместно закон в интересах несовершеннолетнего дает ему возможность заключать договоры о доставлении ему вещей или предметов, необходимых для жизни, по надлежащей разумной цене.

Какие именно предметы, доставленные несовершеннолетнему, считаются необходимыми, это зависит от соответствия их действительным нуждам несовершеннолетнего, а также его средствам и положению в жизни. Цена, какую он обязан уплатить за доставленные ему необходимые предметы, должна быть надлежащая, разумная и не всегда будет та, какая условлена по договору.

Вопрос о разумности цены есть вопрос факта, и обязательство уплатить разумную цену условлено законом как последствие самой доставки несовершеннолетнему предметов необходимой потребности. Поэтому некоторые писатели Америки считают это обязательство квази-договором.

Проф. К.И. Малышев. – “Гражданские законы Калифорнии”, изд. 1906 г., т. I, стр. 13-14.

26. Законы о совершеннолетии, определяющие дееспособность данного лица, всегда сопутствуют этому лицу, в каком бы государстве оно ни находилось.

Проф. Ф.Ф. Мартенс. – “Современное междунар. право цивилиз. народов”, т. II, стр. 316 и 318.

27. Принцип территориальности в отношении порядка установления опеки по необходимости влечет за собой подчинение местному законодательству и дальнейших отношений между опекой и опекаемым, а также установление пределов вмешательства опекаемого в управление его имуществом.

Таким образом, в Варшавском судебном округе коренной житель Империи, подчиненный семейному совету, не может пользоваться правом избрания попечителя на основании ст. 219 Св. Зак. т. Х ч. 1; права его по управлению имуществом, находящимся в ведении семейного совета, определяются не ст. 220 т. Х, а ст. 467 и след. Гражд. Улож. Царства Польского, т.е. обусловливаются признанием его самостоятельным.

Н.М. Рейнке. – “Очерк русско-польского междуобластного частного права”, изд. 1909 г., стр. 44.

221. Право на полное распоряжение имуществом и свобода вступать в обязательства приобретаются не прежде как по достижении совершеннолетия, т.е. 20 лет с годом от рождения. 1785 дек. 22 (16300) ст. 2; 1831 окт. (4844) § 7 п. 1. – Ср. узак., привед. под ст. 220.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.

error: Content is protected !!