Press "Enter" to skip to content

Руководство к познанию законов – Общее обозрение основных законов в других государствах

Нет государства, в коем бы не было своих Основных Законов. Мы видели, что порядок законодательства существует уже и в родовых общежитиях.

Основные Законы, в общем их составе, именуются Государственным Уставом (Constitutio). Устав сей может действовать и без письмен, положения его могут быть начертаны во нравах и обычаях, могут храниться в установлениях и без хартии. Хартии не всегда суть истина.

Предмет настоящей главы есть определить существо и объем сих законов вообще, дабы тем удобнее можно было сравнить их с теми, кои действуют в нашем отечестве.

Законы общежительные исходят от лица, законодательною властию облеченного; лицо сие есть или одно, или многие. Отсюда две первообразные формы в порядке законодательства: монархия или республика. Законы Основные установляют или, лучше сказать, изображают в государстве ту или другую форму, тот или другой порядок законодательства, и в сем заключается существо их.

Как ни различны между собою сии две формы, они сходны, однако же, в двух главных началах: 1) в том, что власть законодательная всегда есть власть верховная, 2) в том, что она всегда неразрывно соединена с властию верховного правления.

Две сии власти, совокупно взятые, именуются державою, или властию державною (la souverainete, pouvoir souverain).

В каждой державе обе сии власти непременно находятся, но не в каждой они сопрягаются единообразно. Есть четыре рода сих сопряжений и, следовательно, четыре главных рода державного права:

I. Монархия чистая.

II. Монархия смешанная.

III. Республика чистая.

IV. Республика смешанная. Рассмотрим каждый род в особенности.

I. Монархия чистая (MONARCHIE PURE)

Отличительное ее свойство состоит в том, что в ней обе стихии власти державной принадлежат во всей их полноте одному лицу царствующему, и принадлежат потомственно, в установленном порядке наследия. Повиновение ему есть подданство.

Все подданные государства равно обязаны повиновением; но стихии державной власти – законы и правительство – могут требовать или от всех без различия одинаковых повинностей, одинаковой службы, одинаковых податей, или же могут допустить некоторые различия, могут дозволить, разделив подданных на сословия, дать некоторым сословиям преимущества пред другими, установить в общем законе некоторые изъятия. Сии изъятия и сии преимущества суть то, что называется преимуществами в праве состояний (privileges).

Следовательно, подданство может быть образовано двояким образом: без преимуществ в праве состояний или с преимуществами.

Во всех европейских чистых монархиях, ныне существующих, исключая Турцию, допускаются преимущества в праве состояний. Но пространство их определяется разнообразно. Есть преимущества гражданские и преимущества государственные. К первым принадлежат: 1) преимущества в праве владения известным родом собственности; 2) изъятие от некоторых податей и некоторых родов службы. Ко вторым относятся: 1) участие во внутреннем управлении по выборам (droit municipal), 2) участие в областных совещательных установлениях (etats provinciaux).

Отсюда три вида чистой монархии:

1) Монархия без преимуществ в праве состояний. Сего рода монархии нет в настоящем составе европейских государств, кроме Турции.

2) Монархии с преимуществами в праве состояний, но без совещательных установлений: Австрия, исключая Венгрию, Трансильванию, Богемию, Ломбардо-Венецианское Королевство, Галицию и Тироль; Дания, исключая Голштейн.

3) Монархии с совещательными установлениями: Пруссия, Дания относительно Голштинии, Австрия относительно Ломбардо-Венецианского Королевства, Галиции, Богемии и Тироля.

Главные правила, по коим образуются совещательные установления или провинциальные штаты, суть следующие:

1) Состав. Они составляются в каждой провинции отдельно из депутатов трех состояний: дворянского, городского и сословия сельских обывателей в определенном числе от каждого. Они собираются или ежегодно, или в назначенные сроки и состоят под председательством лиц, особенно к тому от верховной власти отряжаемых.

2) Предметы. Предметы совещаний суть: а) предложения и проекты законов, от правительства им сообщаемые, относительно дел той провинции; б) представление правительству о местных нуждах и потребностях; в) раскладка земских повинностей.

3) Пределы власти. Совещательные установления никакой законодательной власти не имеют; они представляют только мнения свои на усмотрение государя; от единой власти его зависит принять их или отвергнуть. В сем последнем случае обыкновенно после рассмотрения дается им ответ, называемый рецессом.

II. Монархия смешанная (MONARCHIES MIXTES)

Отличительное свойство монархии смешанной состоит в том, что в ней хотя все стихии державного права соединяются в лице царствующего государя, но не все принадлежат ему во всей их полноте, а разделяются между ним и государственными законодательными установлениями, под именем парламентов или камер известными.

Здесь нужно рассмотреть: 1) начало сих установлений, 2) состав их, 3) меру их участия в державном праве.

1) О начале законодательных установлений

Выше было нами замечено, что при переходе общежития из второй степени в третью, когда разные роды слагались в один гражданский состав, управляемый одною главою, начальники родов не могли совершенно утратить всего прежнего их достоинства, не могли смешаться с простым народом, но должны были сохранить некоторую часть прежних их прав, образовать особое состояние родовой почетности, состояние людей именитых.

К сему состоянию присоединились потом другие знаменитости, важные заслуги, и особенно военные подвиги; они не умирали с лицом, но, переходя к потомству, основали новые роды. Так образовалась первая знаменитость – знаменитость родовая (aristocratie de naissanсе (аристократия по рождению (фр.))).

К возвышению ее способствовали два обстоятельства: 1) младшие ветви владетельных домов мало-помалу срастались, так сказать, с нею или сами собою, или посредством брачных союзов; 2) знаменитость рода сопрягалась большею частию с обладанием обширных земель, в коих одних в начале стояли все прочные богатства.

В чем могли состоять преимущества родовой знаменитости? Без сомнения, в участии в правлении, т.. в учреждениях и в составе сил государственных. Но сие участие может быть установлено двояко: с властию ограниченною и с ответственностию или же с полновластием и без точной ответственности. В первом случае участие есть просто должность, и сила преимущества состоит только в пространстве личного доверия; во втором, напротив, участие есть раздел самого державного права. В первом случае все стихии сего права, в полноте их, остаются соединенными в лице государя; во втором не только часть законодательства, но и часть самого правления, часть состава правительственных сил, переходит в руки родовой аристократии.

Отсюда необходимость составлять законодательные собрания (etats generaux): и хотя собрания сии в начале своем, вероятно, имели вид только совещательный, но впоследствии совещания их должны были превратиться, и действительно превратились, в постановления решительные, без коих никакой закон не мог быть приведен в действие.

Таково есть начало законодательных установлений. Приступим к рассмотрению их состава.

2) О составе законодательных установлений

Родовая аристократия не могла долго пользоваться одна участием в державном праве. Вскоре по ее примеру образовались другие аристократии и вступили с нею или в борьбу, или в соревнование.

Первая по силе и по времени была аристократия церковная. Уважение к духовенству, а может быть, и политические виды государей, желание сделать перевес притязаниям аристократии родовой, заставили возвысить и обогатить духовенство вкладами и землями до того, что монастыри и церкви превратились в сильные политические установления.

Вслед за тем с расширением торговли и городских прав образовался в городах новый вид аристократии, аристократия движимых имуществ и промышленности. (Припомним здесь составление общин и крестовые походы).

Власть, сопряженная со знаниями и должностями личными, образовала потом еще новый вид аристократии, хотя не столь сильный, как две предыдущие, но не менее деятельный: аристократию служебную.

Наконец, на поприще именитости явился новый подвижник – наука и знание. Долго скрываясь в тайне ученых изысканий, созерцательный ум выдвинут был на сцену политических дел силою обстоятельств и происшествий и образовал собою аристократию ученую.

Таким образом составились пять видов именитости: аристократия родовая, аристократия духовная, аристократия промышленности, аристократия служебная и, наконец, аристократия ученая.

Все они существуют не только в монархиях смешанных, но и в монархиях чистых; но цель и стремление их в тех и других совершенно различна.

В монархиях чистых, где все стихии державного права соединяются в одной руке, каждая из сих именитостей заключается в пределах, ей свойственных. Отношения их между собою могут быть то союзны, то неприязненны, по обстоятельствам; но доколе власть государя тверда, дотоле они все ей покорены, и состязание их между собою производит движение жизни, а не борьбу разрушения. Превращения начинаются тогда, как рука, держащая стихии верховного права, ослабеет, когда она не в состоянии будет замыкать разные аристократии в свойственных им пределах и когда они от взаимных состязаний между собою перейдут к состязанию с самою верховною властию.

Рассмотрим цель и направление аристократии в монархиях смешанных. Здесь два случая могут иметь место.

Первый случай. Когда при самом основании государства, при первом переходе из родового общежития, родоначальники одержат за собою часть права державного, т. е. когда монархия в самом ее начале будет смешанная, тогда прочие виды аристократии по мере их усиления, естественно, будут домогаться того же участия и мало-помалу его достигнут; сперва войдет духовенство, потом промышленность, далее и после всех наука. Сим определятся составные части законодательного установления, но части сии не будут равны между собою. Родовая аристократия всегда будет отделяться от всех прочих тем, что она есть потомственная, между тем как все другие суть личные.

Следовательно, они по необходимости должны подлежать избранию, между тем как первая определяется законом рождения или правом первородства. К сему естественному различию присоединяется другое, не менее важное: разность польз и видов; пользы родовой аристократии, так же как и аристократии духовной, преимущественно суть сохранение, пользы других аристократий суть движение.

Таким образом, состав законодательного установления, по самому различию частей его, в монархиях смешанных делится на два разряда: разряд родовой и духовный, коего главное правило есть сохранение, и разряд выборный, коего отличительное свойство есть движение. Отсюда разделение на две камеры.[1]

Второй случай. Когда монархия чистая переходит в монархию смешанную, тогда состав законодательного установления может иметь два различных вида. Если переход совершился посредством превращения (revolution), с уничтожением родовой аристократии, тогда исчезает всякое существенное различие в составных частях установления, тогда разделение его на два разряда есть разделение искусственное, не имеющее никакого твердого основания.[2] Если, напротив, переход совершился посредством преобразования и с сохранением родовой аристократии, тогда есть две составные части и есть основание к распределению их на два разряда.[3]

Таков есть состав законодательных установлений. Приступим к рассмотрению меры и образа того участия, какое они принимают в державном праве.

3) О мере участия

Участие законодательных установлений в державном праве есть трояко.

а) Участие в законодательстве

Здесь имеет место одно общее право: закон не может состояться без общего согласия обеих камер и без утверждения государя. Но в приложении сего правила есть подробности, кои в разных странах определяются различно. Существенное из них состоит в праве предлагать проекты законов (Pinitiative).[4]

б) Участие в верховном правлении

Хотя во всех смешанных монархиях так называемая власть исполнительная принадлежит непосредственно государю, но как всякое постановление, от сей власти исходящее, должно быть скреплено министром и министр за него ответствует, т. е. может быть судим пред законодательным сословием, то из сего само собою следует, что законодательное сословие, хотя косвенно, но тем не менее действительно участвует в правительстве посредством ответственности министров. Оно участвует даже в самом их назначении, ибо министр без перевеса голосов исполнять звания своего не может.

в) Участие в составе сил правительственных

Силы правительства суть войско и финансы; войско состоит в непосредственном повелении государя; но как войско не может быть содержимо без финансов, финансы же определяются ежегодною сметою в законодательном сословии, то ясно, что в смешанных монархиях сословие сие хотя не прямо, но косвенно участвует и в сей важной части державного права.

Определив, таким образом, начало законодательных установлений, их состав и меру их участия в державном праве, т. е. означив все то, чем смешанная монархия отличается от чистой, нам предлежит рассмотреть важный вопрос: до какой степени та или другая форма достигает истинной цели общежития?

Если бы цель общежития состояла в том, чтобы оградить и возвысить материальные выгоды некоторых сословий, как-то: класса родовой именитости, класса промышленного, класса наук и знания, тогда нет сомнения, что, допустив сии классы к участию в державном праве посредством их представителей, цель государства была бы достигнута.

Но мы видели выше, что она состоит не в том, чтоб некоторые отдельные сословия народа одни преуспевали в выгодах, скопляли бы или расточали большие богатства, но в том, чтоб весь народ постепенно подвигался к добру, к нравственному совершенству, находя в законах равную защиту и покровительство в произведениях своего труда и собственности. Но весь народ не может принадлежать к аристократии. Какое же ручательство в назидании его польз может ему представить законодательное сословие?

Выборы? Но кто будут избиратели? Если все без изъятия (suffrage universel (всеобщее избирательное право (фр.))), то законодателем будет чернь; если не все, но некоторые, то гражданские добродетели будут ценимы известным количеством франков или гиней дохода. Не странно ли предполагать, что тот, кто имеет 500 франков дохода, непременно будет более любить отечество, более радеть о народных пользах, будет лучшим законодателем, нежели тот, кто имеет 400 франков?[5]

И на сем-то основании воздвигаются все надежды наилучшего законодательства. К сожалению, опыты нигде доселе не оправдали сих ожиданий; напротив, законодательные сословия, вновь учрежденные, везде возвысили и отяготили подати или долги, умножили прямые и косвенные налоги, родили новые нужды, расплодили новые желания и, не доставив никакого существенного блага, усилили мечтания лжеименной свободы.

Есть два рода свободы в общежитии: гражданская и политическая. Первая есть участие в праве собственности, вторая – участие в праве державном. Для аристократии нужна и та и другая, но для народа нужна только первая, и если она поставлена на твердых законах, укоренена во нравах и обычаях, то благосостояние его обеспечено. Народ, даже и в республике, не может быть сам по себе законодателем.

Что следует из сих рассуждений? Не то, конечно, чтоб заставить англичанина не любить те Основные Законы, под коими он родился и воспитан; но следует неоспоримо, что там, где существует чистая форма монархическая, нет никаких основательных причин, нет материальных выгод для народа желать перейти в форму смешанную даже и тогда, когда бы переход сей мог быть совершен без потрясения. Частные пользы некоторых классов народа не суть истинные пользы всего народа, и часто даже бывают им противоположны.

III. Республика чистая

Отличительное свойство республики чистой (демократии) есть, когда державное право во всей его полноте находится в руках народа. Сей образ правления, более умозрительный, нежели практический, на самом деле возможен только в весьма малом объеме народонаселения и пространства.[6] Известно, что в древних республиках он всегда соединен был с самым унизительным рабством.

IV. Республика смешанная

Отличительное ее свойство есть, когда державное право распределяется посредством выборов между главою правительства и между законодательным установлением.

Глава правительства обыкновенно избирается здесь на определенное время, а законодательное установление образуется из разных аристократий почти теми же самыми путями, как и в смешанной монархии. Оно большею частию и здесь также разделяется на два сословия, или камеры.

Трудность и почти невозможность в сем образе правления привести различные направления местных польз к некоторому единству и сообщить им охранительную силу заставили прибегнуть к союзам. Отсюда произошел особенный вид смешанных республик, известных под именем соединенных штатов, как-то некогда было в Голландии и ныне есть в Северной Америке и в Швейцарском Союзе.

В сем кратко состоят две главные и две им смежные формы державного права.

То, что называется деспотизмом, не есть правильная форма монархии, так же как и анархия не есть форма республики. То и другое суть две крайности, временно и случайно, от силы происшествий, а не от права возникающие. Деспотизм как постоянная форма правления был бы превращением права державного в право собственности, преложением обязанностей подданства в рабство (подданство основано на добросовестной присяге, рабство – на неволе).

Деспотизм случайный есть приостановление прав на известное время. Он является по необходимости во всех формах правления: 1) при завоеваниях, когда одно право державное рушилось, а другое еще не утвердилось; 2) он является в монархиях смешанных и даже в республиках под именем диктаторства, когда предстоящая опасность разрушения заставляет на время соединить все стихии власти в одни руки; 3) он является часто, когда какая-либо страна или город объявляется в осадном состоянии.


[1] Англия. В каждом разряде есть свои изъятия и свои подразделения: так, в разряде сохранительном могут быть лица, коих цель есть движение, и напротив. Движение может еще быть подразделено на разные степени.

[2] Франция, Бельгия.

[3] Виртемберг, Бавария, Саксония и проч.

[4] В Англии право сие, с наблюдением некоторых обрядов, принадлежит всем членам парламента; во Франции и в других государствах оно разным образом ограничено.

[5] К сему должно еще присоединить: 1) устройство выборов, везде более или менее искусственное и пристрастное, 2) распри аристократий между собою и 3) силу враждебную, рушительную для всякого законодательства, силу журнализма.

[6] Обыкновенно и в самой демократии дела ведутся небольшим числом лиц, и в сем отношении демократии именуются олигархиями.

Comments are closed.

error: Content is protected !!