Press "Enter" to skip to content

Гражданское право и гражданское судопроизводство

Противоположение того и другого есть противоположение материального и процессуального права. Бентам называл первое из них “субстантивным”, а второе – “адъективным”, или дополнительным, правом, служащим санкцией первого.

Без этой санкции материальное право, как бы совершенно оно ни было, значило бы немного: оно имело бы дело с правом только в его потенциальном состоянии, в состоянии покоя и условиях его возникновения, продолжения и прекращения.

Напротив, процессуальное право занимается правом в его деятельном состоянии, в его практическом осуществлении, и так как право именно в этом состоянии служит более всего интересам жизни, то огромное значение гражданского судопроизводства как для практики жизни, так и для самого материального гражданского права не может быть предметом сомнения.

Оно представляет собой не что иное, как судебную форму гражданского права и слагается из норм, определяющих действия и существующих органов его защиты, и лиц, которые, обращаясь к этой защите, находят в ней необходимые гарантии своих прав. Отсюда уже видно, в какой тесной связи находится материальное гражданское право с процессуальным: первое без второго утратило бы свои гарантии, а второе без первого было бы лишено масштаба и обращено в форму без содержания.

Вот почему гражданское судопроизводство считают часто только главой из книги гражданского права, и вот почему: и после выделения этой главы из общего содержания книги, – выделения которого мы даже не наблюдаем ни в римском праве, ни в юриспруденции других народов за весьма продолжительный период ее деятельности, – все современные кодексы гражданского права заключают в себе множество норм процессуального права, как и процессуальные кодексы содержат немало норм, имеющих прямое отношение к материальному праву.

Тем не менее та и другая отрасль права должны быть строго разграничены, так как процесс входит необходимо, а не случайно, как это думают некоторые юристы[1], в область публичного права и уже поэтому не может составлять только часть гражданского права. Правда, некоторые из принадлежащих гражданскому судопроизводству отношений, напр., отношения тяжущихся сторон друг к другу и к предмету их тяжбы, носят характер отношений гражданского права.

Поэтому рядом с принципами публичного права в гражданском судопроизводстве и господствует так наз. “состязательное начало”, предоставляющее воле и свободной деятельности участвующих в нем лиц такой простор, какого они не знают в других областях публичного права. Это и подает повод многим юристам ставить гражданское судопроизводство на рубеже между публичным и гражданским правом и относить его частью к той, частью к другой отрасли права.

Но с этим взглядом трудно согласиться уже потому, что цель гражданского судопроизводства, как и всего остального процессуального права, лежит непосредственно в защите права, и эта цель достигается государственной деятельностью, неизбежно сообщающей гражданскому судопроизводству, как это будет показано ниже, ярко выраженный характер публичного права.

Присутствие же в нем, рядом с абсолютно принудительными, и так наз. диспозитивных или дополнительных норм, подчинение которым поставлено в зависимость от воли заинтересованных лиц, не говорит ничего, вопреки довольно распространенному на этот счет мнению, ни за принадлежность, ни против принадлежности гражданского судопроизводства как публичному, так и гражданскому праву.

Принудительные и диспозитивные нормы не составляют монополии ни публичного, ни гражданского права и встречаются одинаково, как мы увидим это впоследствии, в области того и другого права.


[1] Напр. Planiol. Traite elementaire de droit divil. 1901. T. I. Р. 8.

Comments are closed.

error: Content is protected !!