Press "Enter" to skip to content

Гражданское и уголовное право

Противоположение гражданского права уголовному исходит из различия санкции, т. е. средств, обеспечивающих осуществление того и другого права.

Эта санкция называется, в широком смысле, гражданской, устанавливая за собой гражданское право во всех тех случаях, когда она не содержит в себе элемента наказания и находит выражение в таких мерах предупреждения и репрессии, каковы, напр., угроза денежным взысканием, объявление совершенного акта недействительным, принудительное исполнение, личное задержание и т. п.

Во всех других случаях, когда санкция права принимает форму наказания, которым общественная власть угрожает и которое она налагает на нарушителей своих норм, нам говорят о праве уголовном. Таким образом, наличность наказания как будто отличает уголовное право от гражданского, обнимающего собой в этом смысле все остальное право, а следовательно – и публичное, насколько в нем не содержится распоряжений, дающих место применению наказания.

Advertisement

В действительности, однако, признака наказания недостаточно для разграничения гражданского и уголовного права, так как наказание в роли средства понуждения людей к соблюдению установленного правового порядка встречается во всех отраслях права. Даже гражданское право, определение которого будет дано ниже, обнаруживает в настоящее время, – напр., в практике акционерных компаний, – заметную тенденцию к распространению и на принадлежавшие его ведению отношения применения того же наказания.

Одни и те же блага охраняются как гражданским, так и уголовным судом, и только различие в подведомственности тому или другому суду дает прочный, хотя и исключительно внешний критерий для разграничения гражданского и уголовного права. Насколько известные отношения защищены гражданским судом в порядке предоставления защиты права инициативе заинтересованного в ней лица, настолько эти отношения принадлежат гражданскому праву и гражданскому процессу.

Насколько же эти самые или иные отношения защищены уголовным судом, функционирующим, в виде общего правила, независимо от частной инициативы, по принципу самодеятельности общественной власти, настолько эти отношения ведаются уголовным правом и уголовным процессом.

Формальный характер указываемого критерия восполняется и материальным значением в уголовном праве наказания как особой функции общественной власти. Не наказание как таковое – которое может быть и выговорено частным соглашением, и предоставлено компетенции того или другого общественного союза, отличного от государства, – а наказание как особое право государственной власти служит признаком отличия уголовного права от гражданского.

Advertisement

Мы выразим другими словами ту же мысль, если укажем на различное положение государственной власти в уголовном процессе, где она выступает непосредственно участвующей стороной, и в гражданском, где ей, в качестве только посредствующего деятеля, не приходится, в виде общего правила, играть такой же роли. Поэтому различие между гражданским и уголовным правом сводится к различию положения общественной власти в суде, охраняющем то и другое право: это различие переходит само собой в противоположение между гражданским и публичным правом, которое мы рассмотрим особо.

Тем не менее сливать то и другое противоположение в одно было бы неправильно, так как современные законодательства, выходя из точки зрения наказания, противополагают, с одной стороны, уголовное право не только гражданскому, но и публичному, если это последнее выступает без признака наказания, и, с другой – объединяют уголовное право с гражданским, когда то и другое противопоставляется обширной области административного права.

Эта последняя характеризуется с внешней стороны своим подчинением административной юстиции точно так же, как внешнюю характеристику гражданского права, вместе с уголовным, составляет подчинение того и другого одним и тем же так наз. “общим” или “обыкновенным” судебным установлениям, в пределах которых делается лишь видовое и второстепенное различие между гражданскими и уголовными судами.

Отсюда уже видно, что разграничение как гражданского права от уголовного и административного, так и уголовного от того и другого – по подведомственности регулируемых в каждой из этих областей права отношений той или другой из признанных в данном государстве категорий судов – представляется и достаточно определенным, и удовлетворяющим, по крайней мере, целям практики.

Advertisement

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.