Press "Enter" to skip to content

Собственность и право собственности

В нашей системе понятие о вещных правах сливается с понятием о праве собственности, со всеми его делениями. Слово “собственность” имеет не вполне одинаковое значение со словом “право собственности”. Первое пространнее последнего.

В более пространном смысле под словом “собственность” разумеем всякое право по имуществу, принадлежащее человеку. В более тесном смысле право собственности есть право исключительного, полного господства лица над вещью (ср. Касс. реш. 1869 г. N 583, со ссылкою на примеч. 1 к 420 ст.Зак. Гр.).

По определению нашего законодательства (Гр. 420) право собственности есть власть в порядке, установленном гражданскими законами, исключительно от лица постороннего, владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом вечно и потомственно, доколе хозяин не передаст сей власти другому.

Advertisement

И по этому определению право собственности является совершеннейшим и полнейшим из всех прав: право исключительного и полного господства.

Полнота выражает положительную сторону этого права, исключительность – отрицательную сторону.

Право. Этим словом прежде всего характеризуется собственность и показывается отличие ее от простого обладания, удержания в своей власти. Право, утвержденное законом, основанное на титуле или законном основании приобретения и потому неопровержимое, вмещающее в себе силу для преодоления всякого спора.

Исключительное право: не одна исключительная власть; право, вмещающее в себе власть, но не проистекающее из власти, основанное само в себе, не зависящее от чужого права.

Advertisement

Полное: вмещающее власть – удерживать при себе вещь, извлекать из нее все, что только содержится в ее природе, извлекать в свою пользу, действовать на вещь, т.е. изменять и возделывать ее, распоряжаться в ней, и не только распоряжаться в ней, но и распоряжаться ею, отчуждать ее, уничтожать (поскольку это возможно по физической или гражданской ее природе и не нарушает частного и общественного права), передать с условием или безусловно.

Право собственности само по себе предполагается и бессрочное. Срочного права собственности, т.е. такого, которое по самому существу своему подлежит в известный срок прекращению или передаче, нельзя себе представить, в силу 420 ст.Зак. Гр.

Посему закон не допускает завещать имущество в полную собственность, с определением дальнейшего перехода (см. примеч. к 1011 ст. и 64 § 2 тома Срочного права собственности, т.е. такого, которое по самому существу возведенное арендатором на чужой земле, с таким условием, чтоб оно осталось по окончании аренды в пользу хозяина земли – не может быть признано срочной собственностью арендатора (Касс. реш. 1869 г. N 583).

В том же решении выражено, что такое строение считается с самого начала собственностью хозяина земли. Но для решения возникающего о сем вопроса недостаточно соображений, взятых из вотчинного права: необходимо сообразиться и с договорным правом.

Advertisement

По существу договорного отношения может оказаться, что вотчинное право хозяина земли на строение возникает при окончании лишь аренды, и в таком только случае, когда в ту пору окажется на ней в наличности возведенное строение, а до того времени арендатор не лишен права снять или продать возведенное для временной надобности строение, как свою собственность.

Может оказаться по существу договора, что возведение на земле известного строения составляло существенную цель договора (наем из выстройки): в таком случае арендатор не вправе считать возведенное строение полною своей собственностью.

Отрицательная часть – “исключительно и независимо от лица постороннего”: имеющий право может запретить всякому постороннему лицу всякие действия относительно вещи. Отсюда – охранение, защита, право на возвращение, исправление и вознаграждение.

Но как одна, так и другая сторона права собственности подлежат ограничениям, истекающим из условий общественной и гражданской жизни. Все эти ограничения должны иметь специальное основание, так что, за исключением их, власть человека над вещью простирается до пределов физической возможности. В этом смысле неограниченность в собственности всегда предполагается, ограничения должны быть доказаны.

Advertisement

Такая полнота господства предполагает не одно только фактическое отношение человека к вещи, не одну только принадлежность вещи человеку, не одно употребление вещи, как орудия для житейской цели, хотя бы это орудие было исключительно подвластно человеку.

Она предполагает более – предполагает живую, неразрывную и безусловную связь человека с вещью. Естественно поэтому, что не все предметы обладания в одинаковой степени способны к такой связи с личностью.

И неудивительно, что понятие о праве собственности достигает полного своего проявления только относительно недвижимых вещей, и особенно относительно земли. Из всех предметов материального мира земля есть самый прочный, – можно сказать, что она основной элемент почти всех вещей и в ней заключается материальная подкладка всякого права.

Ни на чем так не утверждается, ни с чем так тесно не связывает свою личность человек, как с землею. Следя за историческим развитием личности, мы замечаем, что наряду с этим развитием последовательно развивается и право человека на полное и исключительное обладание землею. Чем независимее это обладание, тем свободнее и независимее выступает гражданская личность, и наоборот[1].

Advertisement

Во всех законодательствах идея о праве собственности прежде всего развилась и достигла ясного сознания – по поводу земельного владения и в применении к нему. Само название движимости (fahrende Habe) указывает на имущество, движущееся от человека к человеку, состоящее в свободном обращении.

У нас старинное название животы, товар, борошень, стряпня и т. п. указывает прямо на экономическое, на фактическое, а не на юридическое значение имущества. Живот, чем живет человек, что непосредственно необходимо ему для жизни, или товар – для промысла. Борошень – вероятно, от “беру”. Еще примысел, промысел.

И в настоящее время понятие о праве собственности прилагается в особенности к недвижимости, и постановления о собственности и ее ограничениях большей частью имеют применение к недвижимости. Поэтому и я считаю удобнейшим в изложении своем сначала обратиться к понятию о собственности в недвижимости.


[1] Едва ли здесь уместна была бы защита собственности в принципе от всех нападений, которые делались и делаются на нее с ложной экономической точки зрения. Ограничусь только одним замечанием.

Advertisement

Спекулятивные споры об основаниях этого права едва ли когда прекратятся, подобно спорам о бессмертии души, о свободной воле и т.п., но споры эти всегда будут казаться бесплодными и фантастическими тому, кто в здравом органическом чувстве имеет ясное сознание существующей силы и ясное представление действительного явления.

Все человеческие отношения привязаны к личности: заявить и обособить свою личность – жить для себя – это такая потребность природы, которой нельзя отрицать, которую нельзя подавить ни материальной силой, ни силой диалектики. Эта потребность всего явственнее выражается в двух параллельных стремлениях – с одной стороны, к собственности, с другой стороны, к браку.

И то и другое есть форма человеческого отношения, принявшая юридический характер, потому что всякая действительная потребность человеческого я непременно стремится обеспечить, закрепить себе постоянную возможность удовлетворения, замкнуть себя в верном круге, который, ограничивая потребность мерою, давал бы ей в то же время свободу и власть, необходимые для ее осуществления.

Advertisement