Press "Enter" to skip to content

Политическое значение изобретений

На рубеже XX века трудно написать что-нибудь, кроме общих мест, по вопросу о значении изобретений[1].

Если не задаваться целью детального изучения этого вопроса, т. е. такого изучения, которое было бы, по объему, неуместным в данном исследовании и вообще лишним после таких специальных работ, как, напр., Buch der Erfindungen, проф. F. Reulеaux, Berlin, 1884, том I, passim и особенно стр. 117 и сл.; если, следовательно, не вдаваться в мелочи, то чрезвычайно трудно сказать что-нибудь новое и избежать громких фраз[2] о “веке, когда человек ездит паром, пишет молнией и рисует солнечным лучом”.

Однако мое изложение было бы неполным, если бы я, хотя бы вкратце, не наметил наиболее характерных пунктов по вопросу о культурно-социальной роли технических нововведений.

Advertisement

Прежде всего, нельзя не отметить того влияния, которое оказывают изобретения на политическую жизнь народов. Еще Diderot писал, в наивном стиле своей Энциклопедии (издание 1765 г., стр. 849): “Les inventions font le bien commun sans nuire а personne. Les plus belles conquetes ne sont arrosees que de sueur, de larmes et de sang. L’inventeur d’un secret utile… n’aurait point а redouter les remords inseparables d’une gloire melangee de crimes et de malheurs”.

A в начале этого столетия известный маньяк патентного права, Jobard, серьезно утверждал, что “парламентский образ правления повсюду разлагается потому, что до сих пор не выдумана целесообразная машина для быстрого голосования”. Jobard, конечно, был просто мономан, но, напр., I. R. Sееlеу, серьезность коего не может быть заподозрена, разбирая причины, почему отпали от Англии в XVIII веке Соединенные Штаты и почему не продолжались такие отпадения колоний от метрополии в XIX веке, также указывает[3], что крепость уз,связывающих нынешнюю Великую Британскую империю, создалась благодаря ряду важных изобретений[4].”Расстояние ныне не имеет того вредного влияния на политические дела, какое оно проявляло еще в XVIII веке”.

И в самом деле, ныне можно доехать из Лондона в самый отдаленный пункт Британской империи в шесть раз скорее, чем в XVIII веке из Петербурга в Читу; а весть, приказание или совет можно передать из Мельбурна в Доунинг-стрит в шесть раз скорее, чем в XVIII веке из одной русской столицы в другую.

Ту же мысль о политическом значении изобретений развивают и другие, не менее серьезные ученые. Ограничусь двумя примерами. На Гаагской сессии Института международного права Em. Lavееуе указывал в своем докладе[5], что англичане делают ошибку, противодействуя изменению тех норм морского права, которые они создали в период наибольшего развития их гегемонии на море и которые могут оказаться страшным оружием против них самих, как только эта гегемония окончательно будет подорвана[6] каким-нибудь новым изобретением.

Advertisement

Я не могу, наконец, не цитировать следующего небольшого отрывка из Тарда[7]: “Если хорошенько поискать причину большинства перемен в установившемся юридическом порядке, то всегда можно обнаружить ее в виде какого-нибудь нового промышленного или военного изобретения… Возможно ли было бы защищать принцип закрытого моря после изобретения пароходов?”[8].


[1] См. любопытное введение у Th. G. Fessenden, An essay on the law of patents for new inventions, Boston, 1810

Дальнейшее изложение снабжено двумя родами примечаний. Одни из них обозначены арабскими цифрами и предназначаются лишь для тех читателей, которые желали бы или проверить тезисы текста, или подробнее ознакомиться с соответствующим вопросом, эти примечания при курсорном чтении должны быть опускаемы. Другие обозначения звездочками (*); эти последние вынесены под строку по соображениям редакционного характера, и чтение их предполагается необходимым для правильного понимания самого текста.

[2] Очень грешит в этом направлении П. Энгельмейер, Технический итог XIX века, Москва, 1898.

Advertisement

[3] I.R.Seeley, L’expansion de l’Angleterre, Paris, 1896, 2-е издание, стр. 92 и cл.

[4] Эта мысль подробно развита в моей вступительной лекции. “Английский империализм и Трансваальская война”, Новое Время, N 8837

[5] Revue de droit international, VII, стр. 599

[6] Cp. любопытную статейку в Нов. Времени, N 8215

Advertisement

[7] Tarde, Les transformations du droit, 1893, стр. 161

[8] Ta же мысль y Holtzendorff, Prinzipien der Politik, 2 Auf, стр. 310-311 “Auch im inneren Staatsleben konnen sich Storungen ergeben die in voraus unberechenbar sind, und die ruhige Gleichmassigkeit der Entwickelung, folglich die Harmonie der Staatszwecke in der Politik durchbrechen Als solche Vorgange… sind insbesondere zu betrachten solche technische Erfindungen, die etc.” Отмечу, что в новейшей работе по экономической и промышленной истории (G. Bry, Histoire economique et industrielle de l’Angleterre, Paris, 1900) автор начинает пятую книгу (“La Revolution industrielle et l’Angleterre contemporaine”) с главы о влиянии изобретений (Ch. II. “Les grandes inventions et leurs consequences immediates”)”.