Press "Enter" to skip to content

Кампания против патентов. Ее главные аргументы

В ответ на польскую промеморию поступило 47 мотивированных заявлений от торговых палат и различных заинтересованных ученых обществ. Из этих ответов свыше 75% высказались за полную отмену всяких патентов.

Жребий был брошен: своим требованием облигаторных патентов сторонники защиты разбудили дремавшую бурю; все интерессенты, дотоле терпеливо сносившие королевские привилегии, воспользовались удобным случаем и, как один человек, поднялись против изобретателей, доказывая, что не только не нужно издавать общий облигаторный закон, но что вообще следует уничтожить и факультативные монополии.

Жребий был брошен: обеим сторонам надлежало вступить в открытый бой и бороться за свои убеждения, интересы вплоть до полного уничтожения одного из противников.

Advertisement

Начата была частная агитация, которая скоро привела к целому ряду знаменательных манифестаций[1]. Сторонники патентов сгруппировались вокруг “Союза немецких инженеров”; противники имели главную опору в “Союзе немецких политико-экономов (Volkswirthe)”. Между двумя союзами начинается любопытная борьба.

В сентябре 1861 г. инженеры вотировали на своем общем съезде пожелание, чтобы “возможно скорее был издан хороший патентный закон”, и назначили комиссию, которой поручено было выработать основные принципы.

В следующем году, на съезде в Эйзенахе, докладчик Dr. Grashof подробно изложил о ходе работ комиссии[2]; предложения его были приняты, а патенты были единогласно признаны “полезными и необходимыми”. Чтобы не ограничиваться платоническими пожеланиями, союз постановил на съезде 1863 г. (в Брауншвейге), откомандировать двух своих членов на конгресс политико-экономов с поручением вызвать генеральное сражение[3].

Такое произошло 14 сентября 1863 г. в Дрездене[4] и окончилось полнейшим поражением защитников патентного права. Выслушав доклад Prince-Smith’a[5], члены конгресса квотировали значительным большинством голосов следующую резолюцию: “Принимая в соображение, что патенты не содействуют развитию изобретений, но, наоборот, затрудняют их появление на свет, – что они мешают быстрому распространению полезных изобретений, – что самим изобретателям они приносят больше вреда, чем пользы, представляя весьма обманчивую форму вознаграждения,- конгресс и т. д. постановляет: патенты на изобретения представляют вредный институт”.

Advertisement

Я не буду излагать в подробностях все перипетии намеченной борьбы[6], укажу только, что чем ближе мы подвигаемся к концу 60-х гг., тем все больше и больше начинают терять под ногами почву защитники патентов. В 1865 г. один из университетов считал уже возможным объявить конкурс на тему, изложенную в такого рода “внушительной” форме: “Необходимы ли доныне привилегии на изобретения (с юридической, технологической, политико-экономической и социальной точек зрения?)”.

Не буду подробно излагать и те аргументы, которыми боролись стороны. Научного значения эти аргументы ныне иметь не могут. Совершенно безразлично, что думали Вohmert, Prince-Smith и Miсhaelis о патентах и по каким соображениям они считали их вредными. Историка права интересует только причинная связь: вопрос – почему они так думали. А на этот вопрос, кажется, дан достаточный ответ в предшествовавшем изложении.

Отмечу, однако, сущность этих аргументов, поскольку изложение их может бросить лишний луч света на вопросы каузальности. Аргументы эти распадаются на три главные группы.

1-я группа. Патенты должны быть отменены как совершенно устарелое наследие средних веков. “Патенты – это сгнивший плод на дереве нашей культуры; их час пробил; они должны свалиться”[7].

Advertisement

Та же идея у Michaelis’a[8]: “Человеческие установления имеют свои сроки жизни; как и для людей для них, наконец, наступает старость, когда вместо розовых щек вырисовывается facies Hippocratica… В этот момент прежняя мудрость впадает в младенчество, и институты полезные становятся притеснительными и вредными”[9].

“Der Patentzwang muss, als anachronistisches Ueberbleibsel aus der Zunftzeit, gebrochen werden”[10]. Предшествующее изложение освобождает меня от необходимости разъяснять, что аргументы этой группы являлись совершенно не идущими к делу.

Их авторы упускали из виду сущность той контроверзы, в которую они вмешивались: речь шла не об отжившем каком-то установлении, а, наоборот, о создании нового, не известного дотоле в Германии института облигаторных патентов.

2-я группа. Патенты противоречат началу свободы торговли. “Вся проблема есть не что иное, как часть манчестерской контроверзы, т. е. вопроса о том, должна ли быть предоставлена каждому человеку совершенно неограниченная возможность соперничества с конкурентами?”[11].

Advertisement

В 1856 г. профессор Akersdyck категорически высказал в докладе своем, представленном Ассоциации для развития социальных наук, ту мысль, что уничтожение патентов должно быть естественным и непременным следствием распространения фритредерских идей[12]. И я опять-таки не стану останавливаться на изложении тех аргументов, которыми защитники патентов боролись против этой второй группы соображений[13].

Предшествующее изложение дает достаточно материала для того, чтобы я мог – не боясь упрека в голословности – сказать: фритредерские аргументы не могли повлиять на исход спора, ибо он касался вопроса, лежащего гораздо глубже, чем проходящие тенденции экономической политики; предметом контроверзы был принципиальный вопрос о вознаграждении за труд (“должна ли быть гарантирована защита потрудившемуся изобретателю?”); а этот вопрос мог и должен был быть решен независимо от судеб манчестерцев, ибо он имел чисто юридическую подкладку.

3-я группа. Аргументы, прямо идущие к цели, т. е. доказывающие, что у изобретателя нет права на защиту, нет (по тогдашней терминологии) права собственности на его изобретение. Лучше всего скомбинированы этого рода аргументы в докладе Prince-Smith’a “Ueber die Patente fur Erfindungen”[14].

Я позволю себе не воспроизводить и не опровергать даже и этих аргументов. И сделаю я так по следующим соображениям. Контроверза сводилась, в наипростейшей своей форме, к следующему спору: считало ли тогдашнее немецкое правовоззрение несправедливым или нет лишение изобретателя прав на защиту?

Advertisement

А такой вопрос никакой диалектикой разрешен быть не может[15]: для того чтобы ответить на него, надо вслушаться в биение общественного пульса и угадать, что думает народ. Prince-Smith утверждает: всякая собственность охраняется постольку, поскольку она является gemeinnutzig; собственность на изобретения не была бы gemeinnutzig; следовательно, ее не стоит защищать.

И если всмотреться в эти его утверждения, то окажется, что вторая посылка не может быть доказана никакими экономо-статистическими данными. Дело не в том, поощрит ли охрана этой собственности развитие промышленности или не поощрит, увеличит ли число делаемых изобретений или нет.

Дело заключается единственно и исключительно в том, будет или не будет отказом в защите оскорблен тот могучий и драгоценно-чуткий фактор общественной жизни, который называется: народное правосознание.


[1] Подробности у Muller, Op. cit., стр. 59 и сл., а также у H. Grothe, Das Patentgesetz fur das. Deutsche Reich, Berlin, 1877, стр. 6 и сл.

Advertisement

[2] Zeitschrift des Vereins deutscher Ingenieure, том VI, стр. 567-574

[3] Ibidem, VIII, стр. 518-521

[4] Vierteljahrschrift fur Volkswirthschaft., III, стр. 221-238, “Bericht Uber die Verhandlungen des sechsten Kongresses deutscher Volkswirthe”

[5] Ueber die Patente fur Erfindungen, Ibidem, стр. 150-161

Advertisement

[6] Ср. H. Grothe, Das Patengesetz etc. Berlin, 1877, стр. 1-50

[7] V. Bohmert, Die Erfindungspatente nach volkswirthschaftlichen Grundsatzen etc., Berlin, 1869, стр. 80

[8] О. Michaelis, Zur Selbstkritik des Patentschutzes, Zeitschrift fur Volkswirthschaft., 1870, cтp. 102

[9] Ta же мысль у A. Legrand, Des brevets d’invention, Paris, 1863, стр. 13; y M. Chevalier, Rapports du Jury International de l’Exposition de 1862, Paris, 1862, стр. CLXI-CLXVIII

Advertisement

[10] Neumann на конгрессе 1873 г., Berichte, Dresden, 1873, стр. 45

[11] Mohl, Englische und belgische Gesetzgebung uber Erfindungspatente, в Kritische Zeitschrift fur Bechtswissenschaft, XXV, стр. 134

[12] Annales de l’association internationale pour le progres des sciences sociales, Bruxelles, 1864, стр. 749, и 1863, стр. 690-697. Ta же мысль y G Matile, в Revue de droit international, I, cтp. 311. Transactions of the national association for the promotion of social science, 1864, cтp. 661-675

[13] Сам J.S. Mill признал, что отсутствие защиты изобретений есть не free trade, a free stealing

Advertisement

[14] Vierteljahrschrift fur Volkswirthschaft, 1863, cтp. 150-161

[15] W. Siemens, на конгрессе 1873 г.: “Wir kehren eigentlich wieder um; wo sie (противники) “ja” sagen, sagen wir “nein”, und wo wir “nein” sagen, sagen sie “ja””. Berichte, 1873, etc., стр. 46.

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.