Press "Enter" to skip to content

Реформа русского уголовного процесса

Таков дореформенный строй нашего уголовного процесса. Крайние недостатки его, вытекавшие из смешения властей, преобладания канцелярии, многочисленности инстанций, письменности, негласности и инквизиционного порядка, уже давно сознавались не только обществом, прозвавшим его судом Шемякиным, но и правительством.

Еще в известный комитет 6 декабря 1826 года, образованный для улучшения системы местного управления, был внесен проект статс-секретаря Балугьянского, предлагавший несменяемость судей, совершенное отделение судебной власти от административной и ограничение разбора дел по существу двумя инстанциями, с подчинением их кассационному суду.

В то же время граф Кочубей, тогда председатель Государственного Совета, первым высказал у нас мысль об учреждении в уездах «мирных судов» (juges de paix), а адмирал Мордвинов во мнении, представленном графу Кочубею в 1827 году, требовал разделения властей законодательной, исполнительной и судебной.

«Cтепень и точность разделения сих трех главных государственных властей, – писал он, – определяют достоинство правительств; из них благоустроеннейшим может почитаться то, где лица и места, в предметах их должностей и занятий, не имеют никакого между собой смешения». Но взгляды вскоре переменились, и восторжествовало историческое направление, выразившееся в издании Свода Законов.

Однако непосредственно вслед за первым изданием Свода (1832 год) в правительственных сферах снова выясняется необходимость пересмотра процессуального законодательства. Работы, начатые по этому предмету при II отделении собственной Его Императорского Величества канцелярии, во главе которого стоял граф Блудов, были прерваны только ввиду предпринятых им обширных трудов по составлению уголовного кодекса.

В 1843 году Второе отделение, через министерство юстиции, потребовало замечания от губернских прокуроров и председателей судебных мест на действовавшие судопроизводственные законы, а в 1848 году император Николай Павлович указал, не ограничиваясь уголовным, заняться также изготовлением и проекта гражданского судопроизводства.

Это значительно осложнило работу II отделения, вследствие чего при нем, под председательством графа Блудова, в 1850 году был учрежден особый комитет, который открыл свою деятельность принятием плодотворного положения, что «всякое частное изменение законов уголовного судопроизводства не только неудобно, но и невозможно», и занялся изготовлением проектов систематических уставов в духе реформы.

С 1857 по 1862 гг. графом Блудовым внесено было в Государственный Совет 14 изготовленных комитетом проектов с подробными и мастерски составленными объяснительными записками, частью, принадлежащими перу самого Блудова.

Но на время работы комиссии графа Блудова выпала пора самых крупных реформ освободительного царствования императора Александра II. И понятно, что труды этой комиссии, имевшие в виду крепостное состояние и единоличное административное управление, оказались антиквированными отменой крепостничества и введением земских учреждений. Их нужно было согласовать с этими капитальными реформами.

Дальнейший ход судебного преобразования значительно ускорился благодаря настояниям императора Александра II и счастливой мысли отступить от обыкновенного порядка делопроизводства Государственного Совета. 23 октября 1861 года состоялось Высочайшее повеление, которым труд составления нового процессуального законодательства разбивался на две последовательные части: 1) составление основных положений реформы, и затем, по утверждению их верховной властью, 2) изготовление по ним подробных проектов процессуальных уставов.

Вся эта работа возлагалась на соединенные департаменты законов и гражданских дел Государственного Совета и на общее его собрание, при участии Государственной канцелярии, которую предоставлялось дополнить опытными юристами[1], как для составления исторической записки, так и для изготовления самой редакции проектов. Деятельное участие в этих работах продолжал принимать граф Блудов.

Изготовленные в таком порядке Основные положения[2] рассмотрены соединенными департаментами в 16 заседаниях, с 28 апреля по 30 июля 1862 года, приняты тогда же общим собранием и уже 29 сентября 1862 года получили одобрение верховной власти. Затем предстояло перейти ко второй, окончательной части труда, для чего при Государственной канцелярии образована была особая судебная комиссия, распавшаяся на три отделения: судоустройства, гражданское и уголовное[3].

В течение нескольких месяцев (январь-сентябрь) отделения покончили возложенную на них трудную задачу и уже в конце 1863 года представили составленные ими проекты с подробными историческими записками и богатыми дополнительными материалами в соединенные департаменты, которые рассмотрели их в течение первой половины 1864 года; отсюда они постепенно вносились в общее собрание Государственного Совета, а 20 ноября 1864 года получили Высочайшее утверждение под именем судебных уставов.

Сюда вошли четыре отдельные и совершенно самостоятельных кодекса: 1) Учреждение судебных установлений; 2) Устав гражданского судопроизводства; 3) Устав уголовного судопроизводства и 4) Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

Судебные уставы открывают совершенно новую эпоху в истории русского судебного права. В области судоустройства они провозглашают самостоятельность судебной власти, создают особую власть обвинительную и широко допускают народный элемент к участию в судебной деятельности, заменяя прежнее начало сословности суда новым началом всесословности его.

В области судебного разбирательства ими вводиться указанный выше смешанный порядок французского типа, с разделением уголовного разбирательства на предварительное и окончательное, причем первое негласно, письменно, не знает сторон и

равноправности их, второе же, напротив, широко принимает порядки гласности, устности и состязательности; только в делах меньшей важности (мировых установлений) нет такого резкого различия этих стадий, и все производство строится здесь по типу, усвоенному для окончательного разбирательства.


[1] В работах государственной канцелярии на этом основании принимали участие Буцковский, Даневский, Вилинбахов, С. Зарудный, Плавский, Победоносцев, Ровинский, Стояновский и Шубин.

[2] Основные положения Устава уголовного судопроизводства и Основные положения судоустройства // Журнал соединенных департаментов законов и гражданских дел Государственного Совета о преобразовании судебной части в России (далее – Журн. соед. деп. Госуд. совета). 1862. №65. С.257-284, 349-366.

[3] В состав отделения уголовного судопроизводства вошли Бревер, Есипович, М. Зарудный, Зубов, Ковалевский, Любимов, Перетц, Попов, Принтц, Розов, Утин.

Comments are closed.

error: Content is protected !!