Press "Enter" to skip to content

Поручительство

Поручительство представляет юридическое отношение, в котором одно или несколько лиц обязываются, в случае неисправности лица, обязанного совершением какого-либо действия в пользу другого лица, совершить за должника это действие или вознаградить верителя за нарушение его права. В этом-то распространении обязательства на стороннее лицо в случае неисправности должника и заключается значение поручительства как способа обеспечения договора: веритель имеет в виду, что если должник окажется неисправным, то можно обратиться за удовлетворением к другому лицу – поручителю.

Конечно, и поручитель может оказаться неисправным; но когда одно и то же обязательство лежит на двух или более лицах, все-таки вероятнее его исполнение, нежели когда оно лежит на одном. Притом же в поручители избирается обыкновенно такое лицо, имущественные средства которого или нравственные достоинства дают достаточную гарантию исполнению обязательства.

Поручительство удобомыслимо по отношению к каждому договору – например, при личном найме; но обыкновенно поручительством обеспечиваются такие договоры, по которым должнику приходится представить какое-либо имущество. Основание поручительства – договор. Поэтому и само поручительство представляется, собственно, договором, и притом не самостоятельным, а второстепенным, дополнительным, относящимся к другому договору как к главному, обеспечиваемому поручительством. Договаривающимися лицами в договоре поручительства являются, с одной стороны, веритель по договору, обеспечиваемому поручительством, с другой – лицо, ручающееся за должника (или даже несколько лиц), порука или поручитель.

Но по поводу поручительства могут установиться еще и другие соглашения. Так, может установиться соглашение между порукой и лицом, за которое ручается порука, – должником по обеспечиваемому договору[1]. Далее, поручительство может служить поводом к другому договору поручительства. Например, А ручается за В (должника), а за А (поручителя) ручается С: кроме договора поручительства, заключенного между верителем и лицом А, заключается еще договор поручительства между верителем и лицом С.

Наконец, поручительство может обеспечивать самого поручителя за должника. А ручается за В, но лицу А за В ручается С. Тут, кроме поручительства, заключаемого между верителем и лицом А и обеспечивающего обязательство должника по договору, представляется еще договор поручительства между А и С, обеспечивающий удовлетворение А со стороны В, должника, в случае, что А как поручителю придется удовлетворить верителя по обеспечиваемому договору.

Содержание поручительства определяется ближайшим образом соглашением контрагентов – от них зависит установить возможные юридические отношения на почве поручительства. Но и законодательство указывает на некоторые условия, которые должны входить в состав поручительства. А по поводу условия о сроке принимает два вида поручительства: поручительство на срок и поручительство без срока[2].

Поручительство на срок, формулируемое словами «ручаюсь на срок», имеет то значение, что поручитель подлежит ответственности, как скоро в срок договора, обеспеченного поручительством, веритель не получит удовлетворения. Но, конечно, ответственность поручителя предполагает требование со стороны верителя в срок договора удовлетворения от должника. И вот законодательство постановляет, что при поручительстве на срок веритель обязан в течение месяца по наступлении срока представить долговое обязательство к взысканию, иначе он не вправе требовать удовлетворения от поручителя[3].

(Xотя практика иначе понимает этот месячный срок: поручитель отвечает лишь в том случае, если к нему, а не к должнику, будет предъявлено требование платежа в течение месячного срока. Теория эта лишена всякого основания и противна буквальному смыслу закона: закон требует, чтобы «обязательство» было предъявлено ко взысканию. – А. Г.)

Но для поручительства может быть назначен и другой срок, чем для обеспечиваемого договора; тогда и месячный срок должен считаться от срока поручительства. Например, должник выдает заемное письмо на 1 января, поручитель ручается – по 1 мая; займодавец может не предъявлять заемного письма ко взысканию в течение января, а ожидать мая. Но если и к маю он не получит удовлетворения от должника, то в течение месяца (до 1 июня) уже обязан представить заемное письмо ко взысканию, а иначе потеряет право требовать удовлетворения от поручителя.

Наоборот, нет препятствия назначить срок поручительства ближе того срока, какой назначен по договору, обеспечиваемому поручительством. Только тогда поручительство не называется уже собственно поручительством на срок, ибо тогда нет действия на срок. До наступления срока договора нельзя требовать взыскания по нему, следовательно и действие поручительства на срок не может наступить. Так что само установление поручительства на срок, ближайший против срока обеспечиваемого договора, должно иметь (и действительно имеет. – А. Г.) иной смысл, другое значение, хотя с первого взгляда может показаться даже, что такое поручительство лишено всякого смысла.

Например, А занимает у В известную сумму денег, в платеже которых ручается С; но срок платежа, положим, 1 января 1894 г., а С ручается по 1 сентября 1893 г. Но 1 сентября 1893 г. А не должен платить по договору, тогда к чему же ручаться за него на этот срок – не бесполезно ли ручательство? Обратим внимание на то, что в ином случае платеж по обязательству предваряет срок именно в случае несостоятельности лица; и вот поручительство на срок, ближайший против установленного в обеспечиваемом договоре, и есть поручительство на случай несостоятельности должника, если она откроется до срока поручительства.

Так, в нашем примере пусть окажется А несостоятельным до 1 сентября 1893 г.; тогда С отвечает за него перед В; но пусть А окажется несостоятельным после 1 сентября 1893 г., или пусть А не окажется несостоятельным, а окажется только неисправным в срок договора; тогда С уже за него не ответчик.

Поручительству на срок противополагается поручительство без срока, формулируемое словом «ручаюсь» или словами «ручаюсь без срока».

(При этом поручительстве веритель также должен сначала обратиться к должнику с требованием платежа, а в случае неудовлетворения – к поручителю; но это обращение к поручителю делается не в форме взыскания, а в форме простого запроса: не желает ли он учинить платеж вместо должника? Отказ со стороны поручителя влечет за собой наложение судом, по просьбе верителя, запрещения на имущество поручителя для обеспечения иска, который будет к нему предъявлен по окончании конкурса над должником[4]. Ответственность же поручителя затем обусловлена двумя обстоятельствами: а) обращением со стороны верителя взыскания к должнику в течение полугода по наступлении срока[5] и b) формальным признанием должника несостоятельным и окончанием производства по несостоятельности распределением массы между кредиторами[6].

Но возникает вопрос: как быть в тех случаях, когда должник не может быть объявлен несостоятельным, а именно – когда сумма долгов менее 1 500 руб.? Практика установила, что в этих случаях для привлечения к ответственности поручителя достаточно одной фактической несостоятельности, удостоверением которой служит надпись судебного пристава на исполнительном листе, что решение суда или вполне, или в части не могло быть исполнено по недостатку у ответчика имущества.

С таким решением вопроса нельзя согласиться, ибо: 1) закон возводит признание должника несостоятельным в необходимое условие ответственности поручителя – условие это входит как составная часть в само понятие простого поручительства; 2) положение поручителя не на срок – льготное сравнительно с положением поручителя на срок, допускать же льготное положение при отсутствии того или другого условия, при котором оно возможно, едва ли позволительно. Ввиду этого остается одно: в случае возможности объявить должника несостоятельным, простое поручительство должно быть рассматриваемо как срочное. – А. Г.)

Совершается поручительство или подписью поручителя на акте того договора, к которому относится поручительство, или составляется особый акт о поручительстве[7]. В том и другом случае должны быть с точностью определены условия поручительства, на которые указывает законодательство. Но, кроме того, как сказано, могут быть внесены в договор и другие условия по взаимному соглашению контрагентов.

Юридические отношения, возникающие по поводу поручительства, довольно разнообразны. Так, устанавливаются юридические отношения между верителем и поручителем, между поручителем и должником. Кроме того, иногда по поводу поручительства возникают также юридические отношения между верителем и поручителем за поручителя, между поручителем за должника верителю и поручителем за того же должника поручителю и, наконец, юридическое отношение между несколькими поручителями. Рассмотрим их существо.

I. Юридические отношения между верителем и поручителем определяются существом поручительства: при неисправности и несостоятельности должника поручитель обязан удовлетворить верителя, но сообразно содержанию поручительства – так, что если содержание его совпадает с содержанием обеспечиваемого договора, т. е. если поручитель обязан в случае неисправности должника совершить именно то действие, которым обязан, и вполне, должник, то поручитель становится на место должника. Если же поручитель обязался в случае неисправности должника совершить другое действие, в виде вознаграждения верителя, как это бывает, например, при поручительстве по личному найму, или если он поручился только в части долга, то для поручителя наступает обязательство совершить то действие, которым он обязался, или уплатить только ту часть долга, за которую он поручился[8].

Но поручитель отвечает только в случае, когда веритель обратится к нему за удовлетворением. Веритель же не обязан требовать удовлетворения от поручителя, он вправе требовать его от должника – и по его неисправности; поэтому должник не вправе настаивать, чтобы веритель обратился за удовлетворением к поручителю. Но и поручитель не может устранить от себя ответственность потому только, что веритель направляет требование на должника.

Собственно говоря, поручитель ответствует только после тщетного требования удовлетворения от должника; следовательно обращение к должнику не освобождает поручителя от ответственности; хотя за поручителем признается право требовать, чтобы веритель обратился сперва за удовлетворением к должнику. Но вправе ли веритель обратиться за удовлетворением к должнику после того, как он уже обратился к поручителю? Так как не обращение взыскания на то или другое лицо прекращает обязательство, а удовлетворение по обязательству, то нужно признать, что и требование удовлетворения от поручителя не прекращает права верителя требовать его от должника.

(При срочном поручительстве это в порядке вещей: получив отказ от поручителя, веритель обращается к должнику, но при поручительстве простом, ввиду учреждения конкурса, это возвращение верителя от поручителя снова к должнику возможно только в том случае, когда несостоятельность должника оказалась мнимой или веритель, не пожелав взыскивать с поручителя, предпочел участвовать в конкурсе, учрежденном над должником. – А. Г.)

Если при поручительстве срочном должник в срок договора удовлетворяет верителя не сполна, а только отчасти, и при простом поручительстве веритель получает часть долга из конкурсной массы несостоятельного должника[9], то по остальной части долга отношения верителя к поручителю те же самые, что и отношения по всему долгу.

II. Существо юридических отношений между поручителем и должником заключается в том, что по удовлетворении верителя поручитель становится на его место по отношению к должнику, подобно тому, как поручитель, производя верителю удовлетворение за должника, оказывается на его, должника, месте[10]. Конечно, как при самом заключении договора поручительства, так и впоследствии, поручитель может отказаться от права вступить потом на место верителя, и тогда у него нет права на удовлетворение от должника; но если нет такого отречения, то поручитель вправе требовать удовлетворения от должника независимо от какого-либо особого о том с ним соглашения, которое иногда требуется: право это разумеется само собой.

(Став на место верителя, поручитель на срок прямо становится кредитором должника и, в случае объявления его несостоятельным, участвует в конкурсе в качестве обыкновенного конкурсного кредитора. При простом же поручительстве он, уплачивая верителю по окончании конкурса недополученную из массы сумму, становится на его место в размере этой суммы[11]. – А. Г.)

Поручитель удовлетворяется должником за все, что им заплачено или сделано верителю. Конечно, поручитель не должен делать более, чем следует по договору. По крайней мере должник за излишек не удовлетворяет поручителя, а последний вправе только обратно требовать излишек от верителя. (Так, если поручитель по займу заплатил верителю 10% вместо выговоренных договором шести, то должник не обязан платить ему лишние в 4%. – А. Г.) Но если поручитель заплатил менее, чем следует по договору, то он может требовать от должника только того, что сам заплатил. (Если при простом поручительстве веритель получил из массы часть долга, положим, 10 коп. за рубль, и от поручителя – остальные 90 коп., то и должник обязан уплатить поручителю эти 90 коп. – А. Г.)

Если поручитель на срок склонил верителя на уступку, так что заплатил ему, положим, по 80 коп. за рубль, то и должник обязан заплатить поручителю только по 80 коп. за рубль. Разумеется, если такая уступка со стороны верителя будет даром его поручителю, тогда он вправе требовать от должника полного удовлетворения, хотя сам удовлетворил верителя только в части долга. И точно так же если веритель вовсе отречется от удовлетворения со стороны поручителя, не отрекаясь от самого права по договору, то поручитель вправе требовать удовлетворения от должника, потому что отречение верителя есть не что иное, как дар с его стороны в пользу поручителя[12].

Но независимо от вознаграждения, за удовлетворение верителя поручитель имеет иногда право на вознаграждение со стороны должника за само поручительство, когда такое право выговорено им от поручника. Дело в том, что будучи по отношению к верителю всегда безмездным, веритель обыкновенно ничего не платит поруке за ручательство – поручительство по отношению к должнику представляется иногда возмездным. В действительности должник иногда платит поручителю за его ручательство или известный процент с той суммы, в платеже которой он ручается, или другую какую-либо определенную сумму. Хотя нужно сказать, что в большей части случаев поручительство составляет дружескую услугу, оказывается безмездно даже в торговом быту, что, пожалуй, может показаться довольно странным, ибо в торговле каждый шаг оценивается на деньги; тем не менее это справедливо.

Но вознаграждение за поручительство может основываться только на особом соглашении между поручителем и поручником, а независимо от такого соглашения поручитель не имеет права на какое-либо вознаграждение за поручительство. С другой стороны, как скоро определено вознаграждение за поручительство, поручитель вправе требовать его даже и в том случае, когда ему вовсе не приходилось отвечать по данному ручательству, разве определено иначе в самом договоре о вознаграждении за поручительство. Наконец, при простом поручительстве поручитель имеет право требовать с должника вознаграждение за понесенные им убытки и проценты с заключенной суммы[13].

III. Юридические отношения между верителем и поручителем за поручителя. Поручительство устанавливается иногда в таком виде, что за поручителя ручается еще другое лицо, а за этого поручителя дается опять поручительство и т. д. Так что представляется довольно значительный ряд поручительств. При существовании таких последовательных поручительств каждое последующее проявляет свое действие только при неисправности или несостоятельности предыдущего поручителя, т.е. поручитель за первого поручителя подлежит ответственности только тогда, когда первый поручитель оказывается неисправным или несостоятельным, поручитель за второго – когда второй поручитель оказывается таковым и т. д.

Сама ответственность последующего поручителя определяется юридическими отношениями его предшественника, а не обязательством должника по главному договору. Например, А занимает у В какую-либо сумму денег; в платеже известной части ее за А ручается С, а за С ручается D: ответственность D как поручителя простирается не на всю сумму долга, а лишь на ту часть ее, за которую поручился С[14].

IV. Обязательство должника в отношении к поручителю – как обязательство по вознаграждению поручителя за поручительство, так и обязательство по вознаграждению за удовлетворение верителя по главному обязательству – также может быть обеспечено и действительно обеспечивается иногда поручительством, и таким образом устанавливаются юридические отношения между поручителем за должника верителю и поручителем за того же должника поручителю. Отношения эти точно такие, как и отношения верителя к поручителю за должника, ибо поручитель верителю по отношению к поручителю за должника – себе тот же веритель.

V. Юридические отношения между несколькими поручителями определяются главным образом содержанием поручительства. Но вообще отношения эти возможны в двух видах: или предмет договора распределяется между поручителями по частям, так что каждый из них ручается только за часть долга; или все поручители ручаются за долг сполна, так что в случае неисправности должника веритель вправе требовать полного удовлетворения от любого поручителя.

В первом случае представляется не одно, а совокупность поручительств, существующих друг от друга совершенно отдельно; во втором – поручительство устанавливает корреальное обязательство поручителей в отношении к верителю, и тот из них, который произведет удовлетворение за должника, станет по отношению к нему на место верителя, но не по отношению к другим поручителям, ибо корреальное обязательство, возникшее из поручительства, прекратится удовлетворением верителя.

(В нашем законодательстве имеются прямые указания только на отношения между несколькими поручителями при простом поручительстве. Если стороны не определили этих отношений, то сопоручители прежде всего отвечают pro rata, т. е. каждый отвечает в части, причитающейся на его долю по числу лиц поручившихся. В случае же несостоятельности одного из поручителей упадающая на него часть долга распределяется между прочими[15].

Тут отношение принимает форму корреального обязательства; когда несостоятельными окажутся все сопоручители, кроме одного, корреальность является полной, в остальных же случаях – лишь частичной. Что касается поручительства срочного, то тут применяется общий принцип нашего законодательства: солидарность, а тем более корреальность, без соглашения участников никогда не предполагается[16]: сопоручители отвечают pro rata и при несостоятельности одного из них доля ответственности остальных остается неизменной.

Прекращается поручительство, кроме общих способов прекращения обязательства: а) прекращением главного обязательства, b) отсрочкой, данной верителем должнику при простом поручительстве[17], и c) непредъявлением верителем взыскания к должнику в срок, указанный законом, а именно: при срочном поручительстве в течение месяца и при простом – в течение полугода со дня наступления срока главного обязательства[18]. – А. Г.)

При обсуждении юридических отношений, возникающих из поручительства, постоянно нужно иметь в виду значение договора поручительства как договора второстепенного, добавочного, судьба которого тесно связана с судьбой главного договора, им обеспечиваемого, так что при недействительности его и поручительство недействительно. Поэтому если поручитель произведет удовлетворение верителю по недействительному договору, то он не вправе требовать вознаграждения от должника, потому что при недействительности договора на должнике нет никакого обязательства, а поручитель вправе только от верителя требовать возвращения произведенного ему платежа по отсутствии для него законного основания.

Бывает, однако же, что поручительство обеспечивает верителя именно на случай недействительности главного договора. Тогда, конечно, поручительство имеет силу и при недействительности обеспечиваемого договора. Но только тогда оно относится, собственно, не к договору – не к действию, которым обязывается должник, а к целости того имущества, которое при самом совершении договора вручается верителем должнику в качестве эквивалента за его обязательство. Например, несовершеннолетним заключается заем, обеспеченный поручительством другого лица, причем в случае судебного разбирательства по договору и признания его недействительным поручитель обязывается удовлетворить заимодавца. Спрашивается, будет ли такое поручительство действительно?

Юридическое основание платежа по такого рода поручительствам, нам кажется, заключается в том, что если заем несовершеннолетнего и недействителен, если недействительно и поручительство по этому займу, то все-таки деньги, получаемые должником, если оказываются налицо, – как собственность заимодавца, а не несовершеннолетнего должника, подлежат возвращению верителю. Но деньги могут быть истрачены, и поручительство стороннего лица имеет тот смысл, что лицо это на случай признания договора недействительным принимает на себя ответственность за целость суммы, врученной должнику, и, следовательно, в случае растраты ее становится действительно ответственным лицом в отношении к верителю.

Но поручительство может также оказаться по какому-либо основанию недействительным само по себе, независимо от главного договора, который остается действительным. Тогда, если поручитель и производит удовлетворение верителю, он все-таки не вправе требовать вознаграждения от должника, а вправе только потребовать заплаченное им от верителя, так как платеж произведен без законного основания.

Некоторые виды поручительства наше законодательство рассматривает в отдельности. Например, поручительство по договорам частных лиц с казной[19]. Но это поручительство вовсе не составляет какого-либо особенного вида. Если и есть несколько отдельных определений, относящихся только к поручительству по договорам частных лиц с казной, то определения эти вызваны не существом самого поручительства, а соображениями казенного интереса, и не изменяют существа поручительства. Они только подробнее определяют его и служат руководством органам казны, присутственным местам, при заключении от ее лица договора поручительства.

Как на особый вид поручительства законодательство наше и народное воззрение смотрят также на так называемую круговую поруку, издавна существующую в нашем Отечестве, хотя и она не представляет таких особенностей, которые оправдали бы такое воззрение на круговую поруку, делали из нее особый вид поручительства, отличный от настоящего. Под именем круговой поруки известен договор, по которому несколько лиц обязываются совершением какого-либо действия в отношении к другому лицу, и с тем вместе каждый из обязанных контрагентов ручается за каждого другого, так что все должники ручаются друг за друга[20]. Например, А, В, С, D принимают на себя обязательство по отношению к Е и с тем вместе каждый из них ручается за исправность исполнения обязательства со стороны каждого другого. Так что за исправность А ручаются В, С и D, за исправность В ручаются А, С и D и т. д.

Вся особенность круговой поруки сравнительно с общим поручительством состоит в том, что она обеспечиваемому договору дает вид корреального обязательства, т. е. действие договора таково же, как бы он порождал корреальное обязательство, хотя сам по себе лишь устанавливает совокупность отдельных самостоятельных обязательств. В нашем примере договор устанавливает обязательство, падающее по определенным частям на А, В, С и D, так что каждый из них обязан совершением отдельного определенного действия, и не будь договор обеспечен круговой порукой, веритель имел бы право потребовать не полного удовлетворения от каждого обязанного лица, как при корреальном обязательстве, а только удовлетворения в определенной для этого лица части.

Но так как договор обеспечен круговой порукой, то при неисправности одного должника веритель вправе потребовать полного удовлетворения от каждого другого должника. Однако и эта особенность кругового поручительства, что оно придает обеспечиваемому договору вид и значение корреального обязательства, не имеет значения для самого кругового поручительства: она не изменяет существа его как договора добавочного, потому что все-таки нужна неисправность контрагента для того, чтобы для другого контрагента возникло обязательство полного удовлетворения по договору (мы предполагаем, что имеются два должника. – А. Г.). Так что веритель только при неисправности одного должника может обратиться с требованием к другому, а прежде всего должен обратиться к непосредственному должнику, а не любому из них, как при корреальном обязательстве.

Гораздо значительнее круговая порука в экономическом отношении. Очень часто заключаются договоры с некоторыми лицами совокупно. Так что каждое из них является должником в известной части действия, составляющего предмет договора. Но нередко все эти лица оказываются недостаточными, так что имущество их представляет весьма плохое ручательство за их исправность по договору и необходимо прибегнуть к какому-либо способу для его обеспечения. К какому же? Если имущество должников так ничтожно, что заставляет сомневаться в их исправности по договору, значит, нельзя требовать от них залога.

Нельзя требовать и неустойки, потому что если самого обязательства они не выполнят, так где же им заплатить еще неустойку! Остается прибегнуть к поручительству; но кто же поручится за этих лиц? Поручительство за них если бы и было, то преимущественно возмездное, потому что сопряжено с большим риском. Но вознаграждение, получаемое этими лицами по договорам, обыкновенно так скудно, что им нет возможности уделить еще что-либо поручителю. И вот им остается только оказать себе взаимную помощь, поручиться друг за друга: авось, при неисправности одного должника, другие в состоянии будут выполнить его обязательство. Но это основание происхождения круговой поруки лишено юридического значения.

Само понятие о круговом поручительстве не довольно ясно создано законодательством и практикой. Например, законодательство, а за ним и практика, видят круговое поручительство в поручительстве юридического лица. Так, если члены мещанского или сельского общества заключают договор с поручительством общества, к которому они принадлежат, то законодательство называет это поручительство круговым[21], тогда как с юридической точки зрения тут нет кругового, а есть поручительство юридического лица – совокупности физических лиц за одного или нескольких членов, принадлежащих совокупности: хотя и многие лица ручаются, но они сливаются в общество и составляют одно юридическое лицо.

Или законодательство видит круговое поручительство в поручительстве членов юридического лица – совокупности физических лиц – за само юридическое лицо. Например, при поставках, заключаемых мещанскими и сельскими обществами с казной, на каждого члена общества распространяется попечительство – при поставках на 45, а при подрядах на 15 руб.[22] Но и здесь нет кругового поручительства, как понимает законодательство, а представляется поручительство физических лиц за юридическое лицо, и притом такое, по которому каждый член ручается не во всей сумме долга, а только в известной его части, именно в 15 или 45 руб.

Справедливо, что когда обязанным лицом является юридическое лицо – совокупность физических лиц, обязательство исполняется через членов совокупности или при условии их согласия. Но тем не менее договор заключается обществом, юридическим лицом, и обязательство, что те же лица, которые являются поручителями, исполняют договор, в юридическом отношении не имеет значения потому, что все-таки не они исполняют договор, а общество через них.

Можно полагать, что если законодательство и вышло из пределов первого понятия о круговом поручительстве, то бессознательно, имея в виду не понятия о юридическом лице, а что те же лица, которые вступают в договор, ручаются и за его исполнение. Да и вообще наше законодательство затрудняется с раскрытием поручительства юридического лица, хотя, руководясь началами науки, нельзя встретить тут никакого затруднения.

Например, законодательство видит поручительство в том случае, когда лица, принадлежащие к дворянскому обществу, по поручению его заключают с казной договор о поставке провианта[23], тогда как здесь представляется не поручительство со стороны дворянского общества, а прямое участие в договоре. Законодательство находит в настоящем случае поручительство со стороны дворянского общества, кажется, потому только, что общество не само оперирует, а уполномочивает к тому известных лиц; но уполномоченные суть только представители общества, а оно само является непосредственным контрагентом.


[1] На нашем языке нет особого названия для этого лица, но можно бы назвать его поручником.

[2] Ст. 1557.

[3] Ст. 1560.

[4] Ст. 1558, п. 1.

[5] Ст. 1558, п. 4.

[6] См. ук. ист.

[7] Ст. 1562.

[8] Ст. 1556.

[9] У. с. т., cт. 623.

[10] Ст. 1561.

[11] Там же.

[12] Но с отречением верителя от удовлетворения по договору со стороны поручителя не следует смешивать акт, заключающийся в отречении верителя, с поручительством: в последнем случае устраняется только поручительство – веритель, как говорится, спускает поручителя с его обязательства, и обеспеченный до того времени договор перестает быть обеспеченным, но он остается в силе, и юридические отношения между верителем и должником сохраняются в целости.

[13] Ст. 1558, п. 3.

[14] Пол. подр., ст. 80; ст. 1556.

[15] Ст. 1558, п. 5.

[16] Ст. 1548.

[17] Ст. 1558, п. 4.

[18] Ст. 1560.

[19] Пол. подр., cт. 80–86.

[20] Ст. 1548.

[21] Пол. подр., cт. 80, 81.

[22] Там же, cт. 81.

[23] Пол. подр., ст. 80, прил., а также: 1–22.

Comments are closed.

error: Content is protected !!