Press "Enter" to skip to content

Подготовительные работы по составлению Положения 20 мая 1896 г.

Главное значение разбираемого периода заключается в той роли, которую он сыграл во внешней истории русского патентного права. Период 1870-1896 гг. есть период выработки действующего Положения 20 мая 1896 г. С этой точки зрения я и позволю себе его изобразить[1].

Внешний толчок для пересмотра Закона 1833 г.[2], по крайней мере насколько можно судить по имеющимся в бывшем Департаменте торговли и мануфактур данным, исходил от графа Игнатьева, в то время председателя общества для содействия русской промышленности и торговли[3].

31 декабря 1892 г. он представил в департамент доклад Е. И. Рагозина “О влиянии привилегирования изобретений на развитие промышленности” и просил, согласно заключениям этого доклада, чтобы Закон 1833 г. был изменен в трех пунктах:

1) чтобы были уничтожены три абсолютные срока (3, 5 и 10 лет) и взамен их был введен общий максимальный срок в 20 лет;

2) чтобы единовременные пошлины (90 р., 150 р. и 450 р.) были заменены ежегодной пошлиной в 10 р., начиная с шестого года действия привилегии;

3) чтобы ст. 183 о прекращении дела в случае подачи прошений на то же изобретение несколькими лицами была заменена постановлением: привилегия выдается первому лицу, представившему описание изобретения (ср. § 51).

В ноябре 1893 г. было испрошено Высочайшее разрешение на внесение в Государственный Совет проекта нового закона – и затем работы начинают деятельно подвигаться вперед.

9 августа 1894 г. проект был сообщен на заключение членам Мануфактурного Совета и некоторым другим сведущим лицам. Проект этот (в дальнейшем тексте я называю его “Проект I”) распадался на две части: I. Общие положения и II. Порядок производства и рассмотрения дел о привилегиях.

Постановления этого проекта могут быть разделены на четыре категории:

A. Такие, которые взяты были проектом I из старого Устава промышленности и не перешли в окончательное Положение. Сюда относятся:

Статья 1 (пересказ ст. 167 Устава): “Изобретение есть собственность изобретателя”.

Статья 2 (пересказ ст. 168 Устава): “Что такое привилегия?”

Статья 3 (пересказ ст. 169 Устава): “В чем ручается правительство, выдавая привилегию?”

Статья 10, прим. (пересказ, ст. 170, прим.): “О подсудности”.

Статья 19 (пересказ ст. 172): “Что есть контрафакция?”

B. Такие, которые взяты были проектом I из старого Устава и вошли в окончательное Положение. Сюда относятся:

Статья 4 (первая часть ее есть пересказ ст. 177 Устава): “кому выдаются привилегии?”. Ныне ст. 2 Положения.

Статья 10 (пересказ ст. 170, с введением двухлетнего преклюзивного срока): “оспаривание выданных привилегий”. Ныне часть ст. 26 Положения.

Статья 11 (пересказ, ст. 171): “О правах держателя привилегий”. Ныне ст. 22 Положения.

C. Такие, которые сочинены были вновь, но в текст Положения не вошли. Сюда относятся:

Статья 4 (конец): “привилегии выдаются также и обществам, товариществам и фирмам (?)”. Ср. ст. 177 и 193 Устава.

Статья 5, пункт б: привилегии не выдаются на изобретения, “явно противоречащие законам природы”.

Статья 5, пункт г: привилегии не выдаются на изобретения, “заведомо угрожающие вредом обществу или государственным доходам”. Ср. Устав ст. 180, in fine.

Статья 6: “понятие существенной новизны”.

Статья 8, прим. 1: “пошлины могут быть вносимы за несколько лет вперед”.

Статья 12: экспроприация изобретений.

Статья 22, прим. 1: формы чертежей, подаваемых при прошениях (ныне вынесено в инструкцию).

D. Новые постановления, вошедшие в окончательное Положение. Сюда относятся:

Новизна (ст. 5, д, е, и ж, ср. Положение, ст. 4, в, г и д).

Сроки (12 лет) и пошлины (2480 р. по прогрессивной шкале) – ст. 7 и 8 – (ныне изменено, ст. IV и ст. 16, начало).

Приоритет со дня подачи прошения, ст. 10 (ныне ст. 15).

Опубликование передач – ст. 13 (ныне ст. 25).

Дополнительные и зависимые привилегии, ст. 14 и 15 (ныне ст. 27 и 28).

Обязательная эксплуатация – ст. 16 (ныне ст. 24).

Порядок производства – ст. 20-32 (ныне ст. 5-14 и 17-21, с изменениями).

Утеря документов – ст. 33 (ныне ст. 30).

Министерские инструкции – ст. 34 (ныне ст. 31).

Таким образом, главные достоинства проекта I заключались в следующих пунктах:

1. Предположено было учреждение (Комитет по техническим делам), которое отныне должно было централизовать все дела о выдаче привилегий, до сих пор разбросанные по разным министерствам. Этот же комитет должен был заниматься выдачей привилегий как исключительной своей функцией – чего также не было при старом порядке: Мануфактурный совет ведал, кроме привилегий, еще и много посторонних дел (ср. § 54).

2. Уничтожалась выдача привилегий на введение в Россию чужих изобретений (уст. пром., ст. 173).

3. Уничтожались абсолютные сроки выдачи привилегий с взносами пошлин praenumerando за весь срок сразу (Уст. пром., ст. 185) – и предлагалось заменять их единообразной выдачей на двенадцать лет, с предоставлением просителю отказываться от своего права раньше срока (напр., не уплачивая соответственной пошлины). Самые пошлины разверстывались на ежегодно возрастающие взносы.

4. Уничтожалась ст. 176 Уст. пром. о невыдаче привилегий на оружие и военные приспособления.

5. Значительно ослаблялась строгость ст. 191 Уст. о пром., относительно обязательной эксплуатации изобретений.

6. Уничтожалось запрещение передавать привилегии компаниям на акциях (ст. 193).

7. Вводилось неизвестное Уставу о промышленности понятие охранительного свидетельства.

8. Вводилось понятие протестов третьих лиц против выдачи привилегий.

9. Упорядочивалось обжалование решений Комитета введением второй инстанции, чего совершенно не было в уставе (ср. ст. 182).

10. Установлялся приоритет со дня выдачи охранительного свидетельства (ср. Уст. пром., ст. 183).

В течение сентября и октября месяцев 1894 г. стали поступать отзывы тех лиц и учреждений, коим Проект I был сообщен на заключение, и в том числе от Варшавского, Одесского и Московского комитетов торговли и мануфактур.

Я не буду излагать этих отзывов в подробностях, так как их положения интересны лишь постольку, поскольку они нашли свое выражение в составленном на основании их Проекте II. Этот второй проект был изготовлен в ноябре 1894 г. и немедленно же был разослан на заключение подлежащим министерствам.

Главные отличия Проекта II от Проекта I заключались в следующем:

1. Исключены были постановления относительно непатентуемости изобретений, “угрожающих вредом обществу или государственным доходам” и “противных общественной нравственности”. Две эти нормы были заменены одной, тоже не особенно удачной: “предметы, угрожающие вредом государственным или общественным интересам (?)”.

2. В определении понятия новизны была уничтожена утеря новизны для тех изобретений, которые “получили известность” не из “литературы” и не из “употребления” (а каким-нибудь иным способом, например, из лекции профессора).

3. Вычеркнуто было постановление о непатентуемости “таких незначительных изменений в известных уже предметах, которые, не заключая в себе признаков существенного изобретения или усовершенствования, представляют собою лишь решение простейших, встречающихся в промышленной практике, задач”.

4. Введено было новое постановление о непатентуемости “питательных, вкусовых и химических продуктов, независимо от способов их изготовления”.

5. Введено было постановление о солидарности русских привилегий с соответствующими иностранными (ср. Проект III, ст. 7, прим., – стр. 183).

6. Уничтожена была ст. 19, содержавшая попытку определить понятие контрафакции[4].

7. Введена была уплата 15 р. пошлины за каждый протест (в Государственном совете эта пошлина опять была вычеркнута).

8. Уничтожена была возможность уплачивать патентные пошлины непосредственно в комитет (что ныне создало массу затруднений, ср. кн. III, гл. 3).

9. Уничтожено было двойное опубликование выданных привилегий: в изданиях министерства и в “Собрании узаконений и распоряжений Правительства”.

В ответ на Проект II поступили отзывы следующих учреждений[5]: Министерств юстиции, внутренних дел, земледелия и государственных имуществ, военного и морского – а также от особо учрежденной комиссии при Императорском Русском Техническом Обществе (наиболее подробная записка).

Сущность этих отзывов заключалась в следующем.

Министры внутренних дел и земледелия и государственных имуществ соглашались на централизацию патентного дела в Министерстве финансов. Первый, следовательно, предлагал передать все дела о выдаче привилегий на лекарства из Медицинского совета – в Комитет по техническим делам. А второй давал такое же согласие на перенос дел об изобретениях, касающихся сельского хозяйства.

Министры военный и морской отказались присоединиться к проекту, поскольку он отменял ст. 176 Устава о промышленности (о непатентуемости оружия и воинских приспособлений).

Они доказывали, что выдача патентов на этот разряд изобретений повлечет массу затруднений, а также, что предлагаемый министром финансов институт экспроприации изобретений не может дать удовлетворительных результатов (все эти соображения подробно изложены в соответствующих частях догматической работы, ср. кн. II, гл. 1 и кн. III, гл. 5).

Министр юстиции сделал несколько формальных замечаний, которые будут указаны при рассмотрении соответствующих статей действующего Положения.

Наконец, Императорское Русское Техническое общество в подробной, но довольно плохо разработанной записке просило:

1) чтобы заведование выдачей привилегий было поручено особому центральному учреждению под председательством лица, назначаемого Высочайшей властью;

2) чтобы привилегии выдавались не менее как на 20 лет;

3) чтобы пошлины были значительно уменьшены и взимаемы в таком размере: 10, 20, 30 и т. д. рублей;

4) чтобы был определен максимальный срок делопроизводства (1 год) по каждому делу о выдаче привилегий;

5) чтобы представление “предварительного” (краткого) описания было признано достаточным для получения охранительного свидетельства;

6) чтобы все судебные дела о привилегиях были сосредоточены в особом судебном отделении Комитета.

Насколько я мог проследить, ни одно из этих шести (а также остальных 21) пожеланий комиссии на редакцию окончательного проекта (III) не повлияло.

Окончательный проект был составлен в начале 1895 г. и в марте представлен в Государственный совет.

От Проекта II он отличался лишь немногими несущественными изменениями. А именно:

1. В ст. 7 были вставлены слова “по желанию просителей”.

2. Введено было новое примечание к ст. 9 (см. текст Проекта III).

3. В конце примечания к ст. 10 было вычеркнуто постановление о том, что в случае споров о привилегиях “судебные места требуют заключения Департамента торговли и мануфактур”.

4. Добавлен конец ст. 11.

5. Исключена ссылка в ст. 12, касавшейся экспроприации – на ст. 575-578 Зак. гражд.

6. В ст. 21 уничтожены детальные постановления о формах чертежей; вместо них сделана была ссылка на “инструкцию”.

7. Точнее определено значение охранительного свидетельства (ст. 23).

8. В ст. 25 прибавлено примечание о том, что о военных изобретениях, а также о лекарствах и сельскохозяйственных приборах Комитет должен запрашивать отзывы подлежащих министерств.


[1] На основании трехтомного “дела” Департамент торговли и мануфактур, 1893 г., N 15.

[2] Замечу, что изложение §§ 59 и 60 имеет исключительно оценочный характер.

[3] Несомненно, что недостатки Закона 1833 г. обсуждались много раньше в И. Р. Техническом обществе, например, на съезде 1882 г. Я не касаюсь этих работ, потому что они не имеют почти никакого юридического характера, сводясь к бесконечно-однообразным спорам: как понизить пошлины? – как ускорить делопроизводство? – выдавать ли привилегии иностранцам? и т. д.

[4] “Самовольное воспроизведение предмета привилегий в его существенных чертах, хотя бы при этом сделаны были некоторые маловажные изменения, а равно распространение, без согласия владельца привилегии, предметов, тождественных с привилегированными или сходных с ними в тех новых частях, которые вошли в состав выданной привилегии, составляют нарушение привилегии…” Можно радоваться тому, что эта “статья” не вошла в текст закона.”

[5] По данным представления министра финансов, 14 марта 1895 г. N 5641

Comments are closed, but trackbacks and pingbacks are open.

error: Content is protected !!