Press "Enter" to skip to content

Пятнадцатилетняя давность исков по обязательствам

Как мы видели выше, уже с конца XIV века существовала в Московском государстве пятнадцатилетняя давность иска о праве собственности. Известно далее, что в XVI веке существовала пятнадцатилетняя давность исков по обязательствам. Нет никаких данных для определения, в каких отношениях между собой состояли эти сроки. Мы знаем только, что пятнадцатилетний срок исковой давности, вероятно, введен был одним из дополнительных к Судебнику указов[1]:

Лета 1588, февраля в 8 день, все бояре в Верху приговорили: по старым кабалам, которые люди повинятца (сознаются в долгу), и на тех людех денги правити, да росту на 15 лет, а дале того росту не присужати; а которые люди по старым кабалам не учнут винитца, и по тем кабалам суд давати за 15 лет, а дале того суда не давати.

Этот указ содержит в себе два правила: одно – о применении давности к искам о капитале и другое – о применении давности к искам о росте. По отношению к заемным обязательствам (кабалам) давность применяется лишь к таким, действительность которых оспаривалась должником; когда он сознался в долгу, признал кабалу действительной, то долг взыскивался с него, несмотря ни на какую давность; когда же должник не признавал долга, то суд, т.е. судоговорение, разбирательство пред судом, допускалось лишь по таким кабалам, по которым не прошло 15 лет.

По отношению к росту применение давности было более обширное, взыскание роста, как по спорным, так и по бесспорным кабалам, всегда погашалось истечением пятнадцатилетнего срока давности.

Из одного указа 1622 года[2] видно, что пятнадцатилетняя давность применялась к искам о займе, основанным на кабалах. По отношению к искам из поклажи и об ущербе и убытках дано особое правило:

По прежнему указу в поклажеех, которые люди клали поклажеи до московского разоренья, и в боех и в грабежех, что делалось до разоренья и в разоренье и по кабалам в долгех, болши 15 лет, которые кабалы не подписаны и челобитья по которым кабалам не бывало, суда не давати.

В этом указе должно различать два правила:

Во-первых, что во внимание общего неустройства и беспорядков смутного времени, для прекращения ябеднических и бездоказательных споров, запрещается в судах принятие исков о поклаже, совершавшейся тогда словесно, передачей вещей на сохранение, равно исков об обязательствах, возникших из преступлений, т.е. запрещается принятие исков, не основанных на письменных актах.

Другое правило относится к заемным обязательствам, основанным на письменных актах; по отношению к ним подтверждается правило о применении пятнадцатилетней давности, если иск основывался на кабалах неподписанных. Очевидно, смысл этого закона, как и дополнительного к Судебнику указа, тот, что требования, признанные должниками, не подлежат давности. Подпись на кабале равняется признанию долга, закон только точнее определился: требуется письменное сознание в действительности долга. В то время собственноручная подпись должника на обязательствах не была еще общим обычаем: в большей части случаев обязательства подписывались лишь свидетелями, хотя встречаются также акты с подписями самих должников. Обязательной сделалась подпись должника под кабалой лишь в 1628 году[3]. Поэтому понятно, что против акта, подписанного самим должником, не могло быть спора с его стороны: подписью он признавал действительность его, разве мог доказать уплату долга.

Выражение кабала подписанная может, однако, быть объяснено и в том смысле, что под этим выражением подразумевается акт, записанный в книги приказа, на котором подписано (засвидетельствовано) о таковой записке. Подобная записка требовалась уже в Судебнике, и о необходимости ее подтверждалось в дополнительных к Судебнику указах[4]. Постановление о пятнадцатилетней давности заемных кабал повторяется несколько раз: в указе 1626 года[5], где постановление о давности по отношению к росту заменяется правилом: что как истина (капитал) с ростом сравняется в пять лет, и рост имать на 5 лет, а затем сверх пяти лет росту не имать. Далее правило о пятнадцатилетней давности повторяется в указе 1646 года, запрещающем вообще взыскание роста, и в Уложении, в которое перешло это запрещение[6].

Как долго действовали правила о пятнадцатилетней давности, неизвестно. При введении десятилетней давности императрицей Екатериной II о ней уже не упоминается. Вероятно, она выходила из употребления в начале XVIII века, где часто постановления Уложения не соблюдались на практике, на что указывают нередкие подтверждения о строгом соблюдении постановлений Уложения по разным вопросам.


[1] А. И. I. N 221, I. В первом издании мы выразились в том смысле, что срок этот существовал еще прежде. Но уже введение к боярскому приговору 1588 г. указывает, что дело идет не столько о применении существующего, сколько о введении нового закона. Это подтверждается еще тем, что этот боярский приговор записан дополнительным к Судебнику указом; такими записывались лишь указы, вводившие важные перемены.

[2] А. И. III. N 92, III.

[3] А. И. III. N 92, XV; N 167, стр. 308.

[4] Царский Суд., ст. 76, 77, 80; А. И. I. N 154, XIII; N 221, II.

[5] А. И. III. N 92, XIV.

[6] А. И. IV. N 6, V; Уложение. Х, 256.

error: Content is protected !!