Press "Enter" to skip to content

Законодательство России о давности по уголовным деяниям

Постановления о давности манифеста 1775 года, незначительно видоизмененные, применялись до самого издания Уложения в 1845 г.

Редакторы проекта этого уложения[1], определяя те основы, на которых, по их мнению, покоится давность, и объясняя необходимость различных давностных сроков, утверждали, между прочим, что давность “во всех законодательствах установляется сколько по невозможности открыть следы противозаконного деяния и изобличить виновного по истечении долгого времени, сколько и из сострадания и снисхождения к человеку, который, впав однажды в преступление, после сего в продолжении многих лет, вел жизнь честную и неукоризненную.

При сем должно заметить, что чем важнее преступление, т. е., чем важнее, нарушенное преступником, право, или чем более от сего было вреда и опасности, тем глубже и продолжительнее следы преступления и тем удобнее они к отысканию, и также, что чем более преступление зловредно и важно, чем более оно доказывает порочность и развращение нравов виновного, тем менее он имеет права на сострадание и снисхождение.

Так, напр., и сего как кажется, нет нужды доказывать убийство, зажигательство и подобные сему злодеяния, оставляют более следов и суть пocлeдcтвиe большей порочности преступника, нежели маловажное воровство и обман. Из сего следует ясно, что и установление разных мер давности, смотря по важности совершенного противозаконного деяния, сообразно с обоими основаниями самого закона о давности в делах уголовных, т. е. и с удобностию суда, и с требованиями справедливости.

По сим причинам мы в проекте своем предполагаем три рода оной именно: 1) давность 10-ти летнюю в делах по преступлениям, за которые определена ссылка на поселение или временная, с лишением всех прав, ссылка в Сибирь и отдача в арестантские роты; 2) давность 5-ти летнюю в тех случаях, когда за преступления определена ссылка временная в отдаленных губерниях, кроме Сибирских, или же заключение в рабочем, или смирительном доме, или в крепости; 3) давность 3-х летнюю в делах по преступлениям и проступкам, за которые определяется заключение в тюрьме, или легкое телесное наказание, или же денежное взыскание”.

При рассмотрении проекта уложения в государственном совете, к этим трем давностным срокам был прибавлен четвертый. Для преступлений, воспрещенных под страхом высших исправительных наказаний, был назначен восьмилетний срок. Далее, редакторы уложения высказались в пользу признания исправлении преступника условием давности.

Так, проект допускал давность только в тех случаях, когда виновный, в течении всего давностного срока, не совершал равного с первым или более тяжкого преступления. При окончательной редакции уложения, условие это было отброшено.

Уложение 1845 года посвящает давности ст. 163- 169. Постановления эти, самым несущественным образом видоизмененные, воспроизводятся и в последнем издании уложения 1866 года (ст. 158-164). Далее о давности говорит 21 ст. устава о наказ. налагаемых мировыми судьями и 2-й п. 16 ст. устава уголовного судопроизводства, в силу которого “судебное преследование, в отношении к уголовной ответственности обвиняемого, не может быть возбуждено, а начатое подлежит прекращению за истечением давности”.


[1] Проект нового уложения Спб. 1844. Стр. 93, Юридические записки стр. 98.

Comments are closed.

error: Content is protected !!